«Очень выгодная сделка»: как БЦК покупал Альфа-Банк

О подробностях сделки в эксклюзивном интервью Forbes.kz рассказал председатель правления Банка ЦентрКредит Галим Хусаинов

Галим Хусаинов
ФОТО: © Андрей Лунин
Галим Хусаинов

Сделка по приобретению 100% акций «дочки» российского подсанкционного Альфа-Банка казахстанским Банком ЦентрКредит стала, пожалуй, одним из самых громких событий на финансовом рынке весной 2022 года.

Для Казахстана такая сделка стала уникальной. Во-первых, на покупаемый банк были наложены санкции. Во-вторых, она была осуществлена в рекордные сроки. Некоторые эксперты с трудом верили в успех этой сделки, говоря о том, что на покупку одного банка другим нужно не менее полугода.

О подробностях Forbes.kz узнал у председателя правления Банка ЦентрКредит Галима Хусаинова.

F: Галим Абильжанович, процесс покупки 100% акций банка, тем более с иностранными корнями, сложный и длительный, однако у вас он занял несколько недель. Расскажите, как вам удалось уложиться в столь короткие сроки?

– Когда 6 апреля 2022 года Альфа-Банк Казахстана попал под санкции и встал вопрос о том, что делать дальше, у них было всего два варианта: продолжать работу и каким-то образом выживать или быстро и оперативно продаться. Усложняло процесс ограничение по времени – сделку нужно было провести до 6 мая, когда санкции должны были вступить в полную силу. Поэтому там все продвигалось очень оперативно. Я встретился с руководством Альфа-Банка Казахстана, мы через них полностью контактировали с собственниками Альфа-Банка, которые дали полный мандат казахстанским коллегам, и мы с ними по-джентльменски договорились буквально за неделю.

F: А как договорились о разрешении на покупку и снятие санкций с Управлением по контролю за иностранными активами Министерства финансов США (OFAC)? И кто вообще принимал участие в переговорах?

Для того чтобы купить банк в Казахстане, нужно было получить сразу три разрешения: от Антимонопольного комитета РК, от Агентства по регулированию и развитию финансового рынка РК (АРРФР) и OFAC. От OFAC уже были лицензии № 23 и № 9С, которые давали право купить банк. Но у них было очень сложное толкование, поэтому мы оперативно наняли юристов-международников, так как нам хотелось глобального подтверждения и одобрения этой сделки.

В этой сделке был сильно заинтересован сам регулятор, и АРРФР показало невероятные чудеса. У них была организована поездка в США, в Вашингтон, глава агентства Мадина Абылкасымова сама лично полетела туда и разъясняла OFAC, что мы можем провести эту сделку и заплатить соответствующие деньги акционерам головного Альфа-Банка. Американцы устно подтвердили, что это все возможно, но тем не менее нужно было получить все разрешения в письменном виде. Подключилось посольство Казахстана в США – они очень помогли, дневали там и ночевали, и 3 мая документы были у нас на руках. В тот же день нам дали разрешение АРРФР и Антимонопольный комитет Казахстана.

А так, да, нормативно это занимает до полугода.

F: Почему в этой сделке было заинтересовано АРРФР?

– Все понимали, что на кону не просто покупка банка, на кону были клиенты, наши граждане. Альфа-Банк Казахстана – это розничный банк, и там тысячи клиентов – физических и юридических лиц. Когда на банк наложили санкции, для МСБ стало проблематично проводить какие-либо транзакции. Бизнес оказался в крайне затруднительном положении, встали поставки товаров, оплата и т. д. Их надо было спасать. И в этом плане госорганы отработали на десять баллов из десяти. 5 мая мы закрыли сделку, а 6 мая в 00.00 санкции должны были вступить в полную силу.

F: Были ли еще претенденты на покупку Альфа-Банка? Если да, как вам удалось обойти их?

– Претенденты были. Но сколько их было, я не знаю. Эта информация известна только бывшему руководству Альфа-Банка. Понятно, что цена играла большую роль, но у Альфа-Банка было условие – решить вопрос с ликвидностью. Для этого нужно было сделать стресс-анализ, чтобы понять, сможет ли покупатель справиться с оттоками, с выплатами по всем обязательствам, которые были у Альфа-Банка. Поэтому такую сделку мог совершить только большой банк, запас ликвидности которого должен был покрыть все обязательства по выплатам Альфа-Банка, и при этом у него бы еще остались деньги для нормальной операционной деятельности уже двух банков. Таких банков в Казахстане единицы, из которых кто-то отказался, а кто-то не принимал участия в переговорах, потому что сделка могла «завалить» оба банка.  

F: Не было ли решение о покупке Альфа-Банка некой вынужденной мерой? Может, кто-то «наверху» вам сделал предложение, от которого вы не могли отказаться?

– Это было абсолютно осознанное наше решение. Когда все началось, на меня вышло руководство Альфа-Банка, они рассказали, в какой ситуации находятся, и спросили, готовы ли мы рассмотреть возможность выкупа. Мы были готовы и вступили в эти переговоры.

Галим Хусаинов
ФОТО: © Андрей Лунин
Галим Хусаинов

F: Вы понимали, на какие риски идете?

– Мы понимали все риски. Но до последнего не знали, как пройдут переговоры с OFAC. Наше соглашение было выстроено таким образом, что если мы не договоримся с Минфином США, то не будем покупать банк. Но благодаря нашей команде мы выполнили достаточно большой объем работы, который нам и позволил совершить эту сделку.

F: Во сколько обошлась Банку ЦентрКредит покупка акций Альфа-Банка?

– По обязательствам контракта я не могу говорить, во сколько обошлась эта сделка. После полного слияния и методом всех вычислений все сами увидят цену – это будет легко посчитать. Но я скажу одно – для БЦК это была очень выгодная сделка.

F: А для акционеров Альфа-Банка? Не оказались ли они в таких же условиях, как, например, Олег Тиньков при недавней продаже доли в Тинькофф Банке, которая оказалась крайне невыгодной для его основателя?

–  Альфа-Банк обошелся нам гораздо дороже, чем был выкуплен Тинькофф. На стоимости сказалась еще и высокая конкуренция – оттого, что были и другие претенденты на покупку. Но для Альфа-Банка было дороже сохранить хорошие отношения с клиентами, потому что мир меняется, и не факт, что они не вернутся сюда в будущем. Поэтому они больше ориентировались на те решения, которые должны были быть продиктованы в пользу клиентов – это и было их основным лейтмотивом, почему нужно было продать банк.

F: 20 мая проходило годовое собрание акционеров Банка ЦентрКредит. Крупными участниками БЦК являются Бакытбек Байсеитов (40,11% акций) и Владислав Ли (9,23%). Наверняка покупка состоялась с их ведома. Они не пожалели?

– Все акционеры поддержали наше решение. Многие считают, что это событие даст большой импульс и позитивно скажется на финансовом результате банка. Это позволит увеличить капитализацию, поднять активы, которые уже ощутимо подросли, благодаря чему мы сможем войти в топ-4 банков Казахстана. Это все положительно отразится на здоровье акционеров.

F: Какие активы вам достались от Альфа-Банка? Сколько клиентов – юрлиц и физлиц, а также кредитов, депозитов потерял Альфа-Банк за время, как оказался под санкциями, и до момента совершения сделки?

– До нашей сделки Альфа-Банк уже продал часть кредитов другому БВУ, но эта сумма не превышала даже 10% от величины кредитного портфеля, поэтому остальные клиенты Альфа-Банка остались в нашей орбите. Как только мы договорились о сделке, но еще не получили на нее разрешения, то начали на свой страх и риск выкупать у них кредиты, и эти клиенты автоматически перешли к нам на баланс. Таким образом мы разом решали два момента. Первый: те клиенты, что кредитуются обороткой, получали доступ к возобновлению кредитных линий. Второй: когда Альфа-Банк получал деньги за кредитные портфели, они могли рассчитываться с депозиторами. Больших потерь не было, из банка ушло около 10% от клиентского портфеля.

F: Расскажите, пожалуйста, о технических деталях сделки – что из себя представляет покупка 100% акций одного банка другим? Как будет выглядеть оптимизация работы двух банков?

– В Казахстане было много историй по слиянию и поглощению, поэтому для рынка покупка одного банка другим не в новинку.

После купли-продажи есть две модели сосуществования. Первая – когда купленный банк остается работать под своим брендом, но является дочерним. Второй вариант — это полное поглощение банка. Я небольшой сторонник отдельных дочерних банков и считаю, что всегда должна быть концентрация, потому что иначе контролировать дочерние банки очень сложно. Либо там должна быть высокая ответственность менеджмента, чего достичь крайне сложно. Я вряд ли назову удачные истории в Казахстане, когда дочерний банк удачно бы сосуществовал с материнским банком. Там всегда будет конкуренция, конфликты, желание акционеров управлять дочерними банками. Плюс удвоенные траты, например, две бухгалтерии, двойная филиальная сеть. Это все приводит к дополнительным расходам на банковскую группу, хотя их можно легко сократить, и это будет дополнительная прибыль для акционеров. Поэтому я видел только одно правильное для нас решение – поглощение Альфа-Банка и присоединение его к Банку ЦентрКредит. Технически это происходит следующим образом – создается интеграционный комитет, и по линиям всех ветвей он начинает создавать план интеграции. Этот период занимает от полугода, в зависимости от сложности и принципов консолидации.

F: Получается, БЦК со временем поглотит Альфа-Банк, недавно переименованный в Eco Center Bank?

– Да.

F: С какими основными сложностями при слиянии банков вы столкнулись? 

– Самая сложная часть во всей этой сделке – это даже не какие-то технические вопросы, а корпоративная культура. Когда сотрудники Альфа-Банка сталкиваются с нашей корпоративной культурой, у них возникают сложности, и наша задача – обеспечить им комфортное вхождение, посвящение, выбор каких-то инструментов, которые бы сгладили корпоративный шок. Мы не говорим, что у них или у нас плохая корпоративная культура – они просто разные. В Альфа-Банке она была более расслабленной что ли. У нас же классический регулярный менеджмент. Но мы готовы помогать, рассказывать о нашей культуре, вовлекать. Это первый момент и, наверное, самый важный. И второй момент – селекция. Важно, чтобы мы не потеряли лучшие качества корпоративной культуры Альфа-Банка и внедрили их лучшие практики себе.

Галим Хусаинов
ФОТО: © Андрей Лунин
Галим Хусаинов

F: В Альфа-Банке работало много людей, что будет с ними?

– Я индивидуально встретился со всеми топ-менеджерами, с персоналом уровня L2, L3 и дал им посыл, что готов забрать их всех, никто работу терять не будет. Но позже мы будем считать норматив, и из тех дирекций, которые образуются, мы будем выбирать лучших и оставлять их вне зависимости от их принадлежности к тому или иному банку.

F: А что будет с проектами Альфа-Банка?

– У Альфа-Банка много хороших продуктов, достаточно раскрученных, и здесь важная задача – сохранить их. Конечно, нужно будет сделать ребрендинг, но сама логика, сам клиентский путь должны сохраниться, и самое лучшее мы будем внедрять в Банке ЦентрКредит. Такая история уже была на рынке, когда один крупнейший банк поглощал другой и очень многое взял у него. Эти сервисы до сих пор работают. Поэтому в данной ситуации главное, чтобы 1+1 было равно трем, а не 1,5. Мы будем двигаться к слиянию, получению большой синергии и развитию.

F: Инфраструктура, рабочие площади, головной офис будут переформатированы под новый банк?

– У Альфа-Банка по стране было около 23 отделений, у БЦК – больше 130. Но у нас отличаются концепты отделений: если Банк ЦентрКредит делает акцент на микроотделениях, где работают семь-восемь человек, то у Альфа-Банка, наоборот, большие отделения на 50–60 человек. Мы сейчас уже анализируем, смотрим: какие-то отделения переформатируем под наши, какие-то закроем, это тоже большая работа интеграционного комитета.

F: Каким будет Eco Center Bank, пока он будет работать? На чем он будет фокусироваться?

– Сейчас основная задача в принципе восстановить деятельность и выйти из санкционного SDN-списка. Поэтому нам нужно не новые услуги внедрять, а восстановить транзакционность банка. Это занимает определенное время. Восстанавливать всегда сложнее. Когда эта процедура будет завершена, тогда банк сможет привлекать новых клиентов. Но все-таки основная задача – слияние с материнским банком и развитие существующих услуг.

F: В чем была необходимость создавать новый бренд? Почему нельзя было сразу слить Альфа-Банк с Банком ЦентрКредит?

– Сейчас самая главная задача – снятие санкций с этого банка. Он до сих пор формально находится в SDN-списке США, и чтобы его оттуда убрать, надо пройти ряд процедур, которые требует OFAC. Одно из требований – полный ребрендинг банка. И до момента подачи заявления в OFAC мы должны были сделать ребрендинг и поменять название. Поэтому новый бренд был придуман очень быстро.

F: Сначала вы анонсировали появление Eco Bank, а в итоге он стал Eco Center Bank. Почему?

– Сначала мы придумали Eco Bank. Но в Казахстане есть закон «О банках и банковской деятельности», а в нем пункт, который говорит: если в мире у какого-либо банка существует подобное название, то называть так банк в РК запрещено. Оказалось, что в Африке уже есть банк с подобным названием, и нам пришлось придумывать другое. А так как мы уже объявили новое название, то другое название должно было стать очень созвучным с Eco Bank, поэтому мы добавили слово «Center».

F: В том же законе «О банках и банковской деятельности» есть пункт, который говорит о том, что всем банкам, кроме Нацбанка РК, запрещается использовать в своем названии слова «национальный» и «центральный» в полном или сокращенном виде на любом языке.

– Мы же не используем слово «сentral» – «центральный». У нас – «сenter». Поэтому мы не видели никаких противоречий. Наши юристы все это проанализировали, ничего противозаконного здесь не было.

F: Почему было выбрано название Eco Center Bank? Какой смысл в него заложен?

– Мы должны были дать такое название, чтобы оно ассоциировалось с Банком ЦентрКредит. У нас  «зеленый» банк, мы пропагандируем все, что связано с экологией: сортируем мусор, ходим филиалами на субботники, на парковках у нас есть зарядки для электросамокатов и т.д. Поэтому и название выбрали такое. Мы также рассматривали определение «экономичный», но в итоге решили, чтобы нас ассоциировали с экоцентром. Такие названия очень хорошо помогают в развитии маркетинга с точки зрения узнаваемости. Наши клиенты и неклиенты уже говорят об этом, обсуждают название, а если говорят – то запоминают.

Возвращайтесь к нам через 3 недели, к публикации готовится материал «В центре внимания – Катар »

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
263960 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить