Как казахстанский бизнесмен развивает сельхозпроекты Kusto Group в Украине

Казахстанская компания продолжает работать в условиях войны

Даулет Нуржанов - сооснователь Kusto Group
ФОТО: © Жанарбек Аманкулов
Даулет Нуржанов - сооснователь Kusto Group

Пятидесятилетний сооснователь Kusto Group Даулет Нуржанов (№39 рейтинга богатейших бизнесменов) не любитель публичности и на интервью согласился лишь потому, что счел важным освещение темы агробизнеса в это сложное для сектора время. А также – выражение тем самым поддержки украинского народа и страны, где компания продолжает работать, несмотря ни на какие трудности, включая неопределенность бизнес-климата и высокие риски. Бизнесмен – член совета директоров Kusto Group и председатель совета директоров Kusto Agro. Он управляет агробизнесом группы в Казахстане и курирует данное направление в Украине, где компания входит в топ-70 латифундистов по версии информационного ресурса Latifundist.com, освещающего вопросы сельского хозяйства.

Предпринимательством Нуржанов начал заниматься с первого курса института (что в конечном итоге повлияло на длительность учебы). Окончив школу в Алматы, поступил в местный энергетический институт на специальность «электроснабжение промышленных предприятий». Оттуда он перевелся в автодорожный институт, а в итоге окончил… Алматинский технологический институт (ныне АТУ) по специальности «международные экономические отношения». «Чем я только не занимался – торговал на барахолке, держал точку по розничной и оптовой реализации цветов на рынке у центрального входа на ВДНХ (ныне КЦДС «Атакент». – F), был брокером на первой бирже в Алматы, с друзьями занимался чартерными рейсами. В общем, покупал и продавал все, на чем можно было заработать. В 90-х мгновенно богатели и так же, вмиг, становились банкротами, тогда были свобода и время больших возможностей, не было монополий», – с улыбкой вспоминает Нуржанов.

В 1996 году он познакомился с нынешним партнером по Kusto Канатом Копбаевом (также №39 рейтинга), начинавшим тогда карьеру в «Астана Моторс», а позже – с Еркином Татишевым (№21 соответственно). Пару лет они совместно занимались взаимозачетами, бартерными сделками и мучным бизнесом, пока в 1997 году не поступило предложение о работе в управляющей компании Джетыгаринского асбесткомбината. В 1998-м Нуржанов вместе с бизнес-партнерами переехал в Костанайскую область ставить на ноги комбинат, где проработал до 2002 года. Спустя некоторое время они создали собственную компанию, которая со временем выросла в многопрофильную Kusto Group, имеющую активы в Казахстане, Канаде, Китае, Грузии, Израиле, России, Сингапуре, Турции, Вьетнаме, Украине, с годовым оборотом свыше $1 млрд.

«Скажи мне, Украйна»

Поначалу Нуржанов курировал девелоперские проекты группы в России, Вьетнаме, Украине и Казахстане. Впервые в Украину отправился в 2005 году, чтобы выстроить тогда еще новое для группы Kusto направление. Реализовал проекты в жилищном строительстве и складском бизнесе. Однако кризис 2008 года сильно ударил по украинской строительной отрасли, и в итоге там у компании остались только склады.

Агронаправлением группа начала заниматься в 2013 году и тоже в Украине – инвестировала в строительство элеваторов объемом 90 тыс. тонн единовременного хранения. Поначалу понесла убытки из-за недобросовестного партнера, в разы завысившего цены при строительстве. К тому же не сработал изначальный план сделать элеваторы коммерческими, то есть для хранения урожая других компаний – обещанные партнером объемы не потекли рекой: многие работающие в стране крупные игроки начали строить свои элеваторы, а фермеры увеличили склады напольного хранения. Тогда было решено наращивать объемы собственных земельных активов. Хотя были риски краткосрочности контрактов на аренду земли у пайщиков в противовес большим инвестициям.

«С 2013 года мы начали скупать компании, которые уже имели договоры аренды паевых земель в радиусе 100 км от места расположения элеваторов. В некоторых случаях приходилось перезаключать новые договоры с пайщиками, доплачивая им сверху и беря на себя условия социальной ответственности – это называется условной покупкой. Поначалу это было сроком на три года, по мере возникновения доверия к нам пайщиков срок увеличился до пяти лет, и только с 2017-го появились договоры на 10–15 лет. На риск мы пошли, потому что были уверены в правильности выстроенной корпоративной культуры своей компании, в профессионализме менеджмента, к тому же чувствовали социальную ответственность перед пайщиками», – рассказывает собеседник. Так со временем были приобретены земли в Винницкой, Житомирской и Хмельницкой областях, площадь которых уже к 2018 году составила около 25 тыс. га.

«Куда бы мы ни приезжали за эти годы, везде встречали людей, у которых были либо исторические, либо текущие родственные связи с Казахстаном – много украинцев было депортировано к нам в советский период, и они вернулись с теплыми воспоминаниями о нашей гостеприимной родине, кто-то служил в армии, кто-то был на целине. Поэтому к нашей компании всегда было доброе отношение. Отчасти поэтому мы там развивались, укреплялись и сегодня скорбим по погибшим в результате не­обоснованной агрессии со стороны России. Я считаю, что никто не вправе решать за других и развязывать войну. Украинцы хотят жить и созидать в свободной стране, со своей прекрасной культурой, гражданскими ценностями, здоровым патриотизмом и любовью к своей родине», – эмоционален Нуржанов.

Первый кризис компания пережила в 2014 году – во время аннексии Крыма и начала войны в Донбассе. «Во время президентства Януковича сильно выросла коррупция. А потом и вовсе начался период полной неразберихи – сложная политическая ситуация в стране, как следствие, сильное экономическое потрясение, низкая уверенность в будущем. Но мы приняли антикризисные меры и продолжили работать. Помню, было даже сложно набирать команду – многие казахстанцы боялись туда ехать», – вспоминает бизнесмен. Именно тогда он, решив лично взять ситуацию под контроль, переехал в Украину и прожил там пять лет (пока группа не решила развивать агронаправление и в Казахстане). За эти годы урожайность на полях группы выросла почти в 2 раза. Уже в 2019 году они произвели 10 тонн кукурузы, около 7 тонн пшеницы в зачетном весе. Совокупно компания производила в среднем 140 тыс. тонн урожая, генерируя ежегодно $35–40 млн.

ФОТО: © Жанарбек Аманкулов

Сейчас в Kusto Agro трудится около 400 человек, практически все – украинцы. Единственный казахстанец – генеральный директор Алишер Тяжин, работающий там с 2015 года. С начала войны Нуржанов уже дважды побывал в украинском офисе, посетил Винницу и Львов, чтобы обсудить текущие вопросы и поддержать команду. Один раз ездил и мажоритарный акционер группы Еркин Татишев. «Мы увидели разрушенные дома и инфраструктуру, пустые полки магазинов, бедствия людей, пустой Киев, обстрел ракетами, подбитую военную технику, слышали ночные сирены воздушной тревоги. И этот сплав нации, которая будет идти до победного конца», – делится впечатлениями Нуржанов.

С партнерами и друзьями они создали штаб по оказанию гуманитарной помощи Украине через благотворительный фонд «Позитив-Умiт». На собранные средства уже отправлено 10 фур общим весом более 160 тонн с самым разным гуманитарным грузом. Пять доставлены из Казахстана, еще пять – из Польши. По словам бизнесмена, война потрясла экономику Украины. Сельское хозяйство занимает в стране лидирующие позиции среди отраслей и считается «кормилицей» не только Украины, но и других государств. На сегодня производство зерновых культур и масличных перевалило за 100 млн тонн. При низком внутреннем потреблении около 60–70% уходит на экспорт. По кукурузе экспорт составляет 90%. К тому же Украина за последние 10 лет развила культуру потребления подсолнечного масла за рубежом, популяризовав его в Европе, где традиционно больше потребляли рапсовое, оливковое и льняное масла.

Под обстрелами

Вся Восточная Украина, говорит Нуржанов, «встала» из-за войны. В этом году, возможно, удастся собрать часть озимых на посевных площадях Николаевской, Херсонской, Харьковской и Одесской областей, где они преобладают. Но зайти на яровые не удастся – теперь это зона боевых действий (в этих регионах климатические условия схожи с Костанайской и Акмолинской областями Казахстана, поэтому там преобладают пшеница и рапс). В центральной и западной частях Украины, где расположены земли Kusto Agro, хорошо растут кукуруза, подсолнечник и соя. Эти регионы пока держатся, война туда, к счастью, не дошла, но обстрел ракетами периодически происходит. Там хозяйства уже ведут посевную кампанию – для этого заранее были заготовлены семена, удобрения, средства защиты растений, топливо и техника. Однако, по словам бизнесмена, большой проблемой может стать нехватка топлива на уборочную из-за авиаударов по нефтебазам и инфраструктуре. К тому же возникают проблемы с логистикой. К весне этого года у Kusto Agro было посеяно 4,1 тыс. га озимых, ожидается посев яровых на 13 тыс. га.

Велики риски по кукурузе из-за остановки работы всех портов Украины на Черном море. Осталось только западное направление – наземное в Европу. «К середине апреля только на одном переходе по направлению Украина – Польша стояло около 8000 вагонов. Сейчас в Украине остается много неотгруженной культуры: кукурузы – около 12 млн тонн, пшеницы – 8 млн. А раньше объем вывоза железной дорогой в западном направлении составлял около 350 тыс. тонн в месяц всей экспортной продукции. Если теперь этот объем удастся увеличить до 1,5 млн тонн в месяц, то потребуется больше года, чтобы вывезти все. Тут и новый урожай поспевает… Раньше Украина производила около 40 млн тонн кукурузы в год; учитывая нынешние обстоятельства, прогноз составляет не более 25 млн тонн – на производство оказывают давление дефицит и дороговизна природного газа, кукурузу надо качественно высушить до экспортных параметров, так как при уборке эта культура самая влажная. Однако даже эти объемы могут привести к логистическому коллапсу и нехватке мест для хранения», – сетует Нуржанов.

По его словам, правительство Украины старается максимально расширить возможность отгрузок по новым направлениям, но, учитывая сложившуюся ситуацию, их компания в этом году решила переориентироваться на внутренний рынок – снизить объем посева кукурузы и посеять гречиху на 2 тыс. га. «Мы всегда были экспортно ориентированной компанией. Гречихой в основном занимаются небольшие фермы. Ожидая продолжительный продовольственный кризис в Украине из-за войны, мы хотим внести свой вклад в поддержку. Собирались посеять больше, но столкнулись с большим дефицитом семян», – объясняет бизнесмен. В остальных культурах решено сохранить объемы во избежание будущего дефицита.

Проблемы с логистикой, продолжающиеся со времен коронавирусного кризиса, усугубились. Kusto уже два месяца не может вывести более 50 тыс. тонн законтрактованной продукции из Украины. Ведется поиск альтернативных вариантов транспортировки через порты Польши и Румынии, идут переговоры с новыми партнерами. «Прорабатываются возможности хранения продукции вне Украины, например на элеваторах Румынии, близко расположенных от порта Констанца, годовой проходимостью более 100 млн тонн. Из-за нехватки перегрузочных терминалов и смены колесных пар для вагонов на границе Румынии и Польши мы не можем вывозить сразу большие объемы, в которых заинтересованы трейдеры. Поэтому рассматриваем варианты перевозок небольшими объемами через железную дорогу или машинами в склады. Но здесь возникает новая проблема, заключающаяся в неготовности румынских и польских складов к такому количеству продукции из Украины – они всегда были рассчитаны только на местный рынок. Это накладывается на возрастающую конкуренцию, ведь не только мы разрабатываем выходы из ситуации, есть более крупные игроки на рынке Украины», – обрисовывает ситуацию Нуржанов.

Раньше Kusto Agro пыталась развить свою международную трейдинговую компанию, экспортируя во Вьетнам, Индию, Пакистан и Северную Африку, но отказалась от этой идеи – для этого нужны большие объемы, и невысокая маржинальность не оправдывала таких рисков. В настоящее время вся продукция реализуется крупнейшим международным трейдерам.

ФОТО: © Жанарбек Аманкулов

В степях Казахстана

Сегодня Нуржанов живет в Казахстане – реализовав поставленные цели в Украине, в 2020-м он вернулся, чтобы заняться проектом KazBeef в Акмолинской области. Компания приобрела его в 2018 году в предбанкротном состоянии и приняла на себя все обязательства в размере 7,5 млрд тенге перед «Аграрной кредитной корпорацией» и КАФ.

Разбор нового направления выявил ряд задач. Чтобы достичь качественных показателей, соответствующих международным стандартам, пришлось закрыть имеющуюся откормплощадку на 6 тыс. голов и построить новую на 12 тыс. голов КРС по американским стандартам, с первым в Казахстане сертификатом Global GAP. Для обслуживания площадки привлечена канадская компания FHM, которая выстроила рацион и курирует все вопросы по ветеринарии.

Одновременно встал вопрос об увеличении кормовой базы. Существующих у KazBeef в селе Пухальском (ныне село Малика Габдуллина, Акмолинская область) 6,5 тыс. га земли было мало для выращивания необходимого количества корма, и в 2019 году компания приняла предложение акимата СКО по аренде 23 тыс. га (из них 7 тыс. га – пастбищные земли в районе села Арыкбалык) сроком на 49 лет. Но тут началась пандемия. Из-за задержек поставок все пошло под откос – удобрения не пришли вовремя, импортная техника также прибыла с задержкой, специалисты, которые должны были помочь со сборкой, не смогли приехать, большинство работников заболело во время посевной. В итоге получили низкую урожайность и, соответственно, убытки.

На все это наложилась проблема с субсидированием, которым компания не может воспользоваться уже второй год. «Земли в Арыкбалыке были в собственности нацкомпании «КазАгро», которая была расформирована. Ее функции передали в НУХ «Байтерек», который впоследствии подвергся реорганизации. В итоге земля так и не перешла в нашу юрисдикцию, из-за чего мы не получили положенных нам субсидий в размере более 400 млн тенге. А субсидии нужны для устойчивости проекта, важного для аграрной отрасли страны в целом», – разводит руками бизнесмен.

2021 год тоже сложился тяжелым – из-за сильной засухи. Сейчас компания работает с максимальным напряжением сил, поскольку в мире прогнозируется продовольственный кризис. Задача – засеять 25 тыс. га. Треть выращиваемых культур – коммерческие, что помогает улучшать финансовые результаты.

Без финансовой поддержки Kusto Group успех подобного долгосрочного проекта окупаемостью более 10 лет был бы сомнителен, уверен Нуржанов: «Чтобы бизнес развивался, надо в него вкладывать, даже если он идет в минус первое время, – так устроен агробизнес. Если видишь долгосрочную перспективу, нужно всегда придерживаться стратегии и вкладываться в развитие технологии и персонала. Если все время оптимизировать, можно потерять слишком много времени. Конечно, благоприятные внешние факторы дали бы быстрый рост, но ко всему нужно адаптироваться и иметь терпение». За эти годы группа инвестировала в агропроекты более $50 млн.

Для качественной разделки мяса с применением стандарта североамериканских производителей NAMP в том же 2018 году был куплен Щучинский мясокомбинат в Акмолинской области и проведена его реконструкция, мощность увеличена до 800 голов в месяц. «Мы получили премиальный продукт по американским стандартам и грейдирование мраморного мяса Prime, Choice, Select, с которым удалось выйти на международные рынки. Наша мраморная говядина есть во многих топовых ресторанах ОАЭ и конкурирует с лучшими производителями Канады и Австралии. Планируется поэтапное расширение производства, так как спрос не удовлетворен даже на внутреннем рынке. В текущих условиях с дополнительными инвестициями возможно увеличение не более чем на 30%. Чтобы в разы увеличить объемы, необходимо строительство нового завода», – рассказывает Нуржанов.

ФОТО: © Жанарбек Аманкулов

Проект с американской Tyson Foods временно заморожен в связи с политической ситуацией в мире. Но собеседник видит в этом и плюсы: «У нас есть время очертить новые контуры и выйти с новым предложением, потому что, я считаю, этот проект очень нужен, в частности, для создания экосистемы KazBeef. Казахстан нуждается в таком проекте и в поддержке государства в этом направлении, потому что у страны мощный потенциал животноводства. У нас есть все природные условия, неспроста казахи исторически занимались животноводством. Степи – это наша территория и наша философия жизни. Не хватает лишь масштабирования и хороших технологий, которые уже созданы североамериканцами. Так в последние годы развилась Южная Америка, адаптировав эти технологии под себя – 30 лет назад никто не подозревал, что Бразилия, Аргентина и Уругвай станут мировыми поставщиками мяса. Наше мясо гораздо лучше, и Казахстан тоже может это сделать», – убежден бизнесмен.

Январские события, по его словам, сильно повлияли на бизнес-видение группы. «Любые изменения после длительного застоя зарождают надежду на улучшения. С тех пор прошло не так много времени, будем смотреть. Пока все заявления президента по сути правильные, прослеживается верная политика. Какие-то перемены уже заметны, но, как все будет происходить в дальнейшем, непонятно. Люди устали ждать, измотаны коррупцией, несправедливостью и обманом, поэтому нужны серьезные перемены. Гибель людей во время январских событий – это скорбь и боль, они не должны забыться просто так и исчезнуть из нашей памяти, мы все обязаны перестроиться и переродиться в новый, высоконравственный и сильный Казахстан. Тем более когда в мире нестабильно и брошены новые вызовы», – рассуждает Нуржанов.

На фоне мировых потрясений Kusto Group ведет антикризисную работу практически по всем направлениям бизнеса, что отнимает много времени. Тем не менее компания продолжает искать возможности для расширения. «Нужно брать новую планку. Любые кризисы – это новые возможности и время работы над собой в бою. Но нынешний кризис – более сильный, мирового масштаба, вызванный жесткой битвой демократии с тоталитаризмом», – резюмирует собеседник.

Возвращайтесь к нам через 4 недели, к публикации готовится материал «Пятьдесят оттенков Хургады »

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
240939 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить