Почему Китай взялся за компанию Alibaba?

ГОНКОНГ – С тех пор как осенью 2020 года китайские власти внезапно остановили запланированное публичное размещение акций финтех-конгломерата Ant Group, его родительская компания – царь интернет-торговли Alibaba – подвергается жёсткому прессингу регуляторов

Джек Ма
ФОТО: Depositphotos.com/ChinaImages
Джек Ма

Накануне Рождества антимонопольное ведомство Китая объявило, что начало расследование нарушений в деловой практике этой фирмы. Тем временем основатель Alibaba Джек Ма лишь совсем недавно успокоил тревоги по поводу своей судьбы: он появился на публике впервые с октября прошлого года, когда он выступал с речью, критикующей финансовое регулирование в Китае.

Одного только объявления о начале расследования в отношении Alibaba было достаточно, чтобы за день рыночная стоимость компании уменьшилась более чем на $100 млрд. Сила китайских органов регулирования очень велика, поэтому инвесторы справедливо беспокоятся по поводу перспектив Alibaba. Однако внезапные и агрессивные действия властей против Alibaba стали также хорошей демонстрацией слабости китайского режима регулирования.

У китайского правительства имеются вполне обоснованные причины внимательно следить за ситуацией в интернет-секторе страны, где очень высока степень концентрации рынка. Взявшись за суперзвёздные фирмы, подобные Alibaba, Китай всего лишь следует глобальной тенденции в регулировании: власти США и Евросоюза тоже обещают принять жёсткие меры против монополистических интернет-гигантов.

Американцев тревожит доминирование компании Amazon в розничной интернет-торговле, а у китайских потребителей есть столь же убедительные причины тревожиться по поводу доминирования Alibaba. В 2020 доля Amazon на рынке электронной коммерции в США составила чуть менее 40%, а принадлежащие Alibaba Tmall и Taobao удерживают более 50% китайского рынка интернет-ретейла.

Начатое расследование в отношении Alibaba – это не первый случай, когда методы ведения бизнеса этой фирмы привлекают внимание антимонопольных органов. Ещё в 2015 второй крупнейший игрок на китайском рынке электронного ретейла – компания JD.com – подал жалобу на Alibaba в антимонопольное ведомство Китая. Но разочаровавшись в том, что это ведомство явно ничего не смогло сделать, компания JD.com подала к Alibaba иск в китайский суд (он до сих пор рассматривается).

Более того, когда-то позиции Alibaba на рынке электронной коммерции были намного более доминирующими. На пике – в 2014, когда компания впервые вышла на фондовую биржу, – её доля на рынке онлайн-ретейла в Китае превышала 80%. В дальнейшем эта доля постепенно размывалась компанией JD.com и другими конкурентами, такими как Pinduoduo.

Почему же китайские антимонопольные власти так долго выжидали, прежде чем начать расследование против Alibaba? Многие связывают нынешнюю антимонопольную кампанию с октябрьской речью Ма и с его явно бунтарским отношением к регулированию. Но хотя заявления Ма действительно могли спровоцировать дальнейшие события, фундаментальной причиной является инерция регуляторов – это свойство, которым глубоко пронизана вся китайская бюрократическая политика.

Как я подробно объясняю в новой книге, которая сейчас готовится к изданию, решения антимонопольных органов Китая редко оспариваются в суде, однако этим органам приходится тщательно соблюдать формальные и неформальные правила бюрократии и перед каждым шагом проводить тщательный анализ затрат и выгод. Подобные соображения влияют на то, какие именно дела берутся в рассмотрение, а также на выбираемые инструменты борьбы с нарушениями.

Одним из ограничений для регуляторов стали инициативы китайского правительства, призванные содействовать инновациям как мотору экономического роста. Например, в 2015 Госсовет объявил о программе «Интернет плюс», целью которой стало содействие предпринимательству в цифровом секторе экономики. Всё это поставило антимонопольных регуляторов в трудное положение, поскольку слишком жёсткое регулирование могло помешать развитию китайских инноваций и предпринимательства. А последнее, чего хотят антимонопольные чиновники, это совершать действия, которые могут быть истолкованы как идущие вразрез с национальной повесткой развития.

Именно этим объясняется выбор китайским антимонопольным регулятором «осторожного и толерантного» подхода к технологическому сектору. Когда недовольные конкуренты пожаловались на злоупотребления в деловой практике китайских технологических гигантов, власти предпочли воспользоваться сравнительно мягкими инструментами регулирования – законом «О борьбе с несправедливой конкуренцией» и законом «Об электронной коммерции».

Это беззубые законы, потому что даже самые большие штрафы, которые они предусматривают, сравнительно малы. Вместо начала расследования антимонопольный регулятор провёл административные беседы со всеми крупнейшими онлайн-платформами накануне Дня холостяков (в Китае это главное маркетинговое мероприятие в сфере интернет-продаж), попытавшись убедить их не вводить несправедливые условия для торгующих на этих платформах организаций.

Кроме того, регулятор воздерживался от вмешательства в сделки слияния-поглощения с использованием так называемых «структур с переменным интересом» (VIE), которые многие китайские технологические фирмы применяют для обхода государственных ограничений на иностранные инвестиции в интернет-секторе. До начала прошлого года сотни поглощений, совершённых Alibaba и Tencent, не привлекали никакого особенного внимания антимонопольного ведомства. В результате эти фирмы стали двумя крупнейшими инвесторами в цифровой экономике Китая: совместно они владеют значительной частью «компаний-единорогов» в техно-секторе.

Инерция в подходах регулятора сохранялась вплоть до фиаско с размещением акций Ant Group, когда антимонопольный регулятор получил чёткий сигнал от высшего китайского руководства: пора обуздать технологических гигантов. Но поскольку ранее регулирование в этой сфере было мягким, сегодня возникла трудноразрешимая дилемма: когда монополия уже возникла, с ней трудно бороться с помощью антимонопольного права. Как недавно выяснили антимонопольные регуляторы в ЕС и США, антимонопольное законодательство является слишком грубым инструментом, когда его применяют в отношении крупнейших технологических фирм.

Главное впечатление, которое создаёт внезапный наезд регуляторов на Alibaba, это произвольность правоприменения в Китае. Да, конечно, никакие законы не применяются в вакууме. Но выяснилось, что китайские власти совершенно по-разному относятся к одним и тем же деловым методам, когда происходит смена политических приоритетов, хотя соответствующие законы могут оставаться неизменными. Такие риски, конечно, не повысят уверенность инвесторов в дальнейшем процветании интернет-компаний Китая.

Анджела Хуюэ Чжан, директор Центра китайского права и профессор в Гонконгском университете; её книга «Китайская антимонопольная исключительность: Как подъём Китая бросает вызов глобальному регулированию» будет опубликована издательством Oxford University Press в марте 2021

© Project Syndicate 1995-2021 

Возвращайтесь к нам через 5 дней, к публикации готовится материал «2021 для бизнеса: год прорыва и трансформации»

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
12566 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить