Маральное дело

Как на рогах пятидесяти оленей выстроить экспортный экобизнес

Если за основу оценки предприятия брать экспортную ориентированность, то крестьянское хозяйство «Катон-Карагайский олений парк» не вошло бы даже в сотню  казахстанских производителей. Пантовое оленеводство – своеобразный бизнес. Здесь показатели иные.

Парадокс: экспортный потенциал Катон-Карагайского оленьего парка ежегодно падает (если в 2008 году в страны зарубежья хозяйством было отправлено 32,3 тонны, то в 2011-м – только 200 кг), при этом уменьшается и количество производимого продукта (с 40 тонн до 5 тонн), а бизнес тем не менее продолжает развиваться и наращивать мышечную массу, обрастая филиалами по всему Казахстану.

Сегодня крестьянское хозяйство (КХ) имеет статус группы компаний, в состав которой входят семь самостоятельных фирм. В их числе не только предприятия по разведению маралов и пятнистых оленей, но и специализированные лечебные учреждения, работающие на основе производимого материала – пантов.

«Да что нам экспорт и массовые поставки в другие страны? Мы в космос летали!» – смеется глава КХ «Катон-Карагайский олений парк», председатель Ассоциации мараловодов Казахстана Нурлан Токтаров.

Как и в любой шутке, здесь есть доля правды: разработанный парком совместно со специалистами Академии питания эликсир «Восточный» на основе пантокрина собственного производства прошел строгий отбор и был включен в меню бортового питания экипажа космонавтов в составе Талгата Мусабаева и космического туриста Дэнниса Тито.

Оставайся резидентом

«Три года назад мы приняли взвешенное решение уйти от экспорта в сторону внутреннего рынка. Хотя в первые годы своего существования, так же как и остальные мараловые хозяйства, полученные панты (срезанные в период роста молодые рога оленей, которые представляют собой костную губку, наполненную кровью и снаружи покрытую мелким шерстяным ворсом. – Прим. ред.) мы продавали в Гонконг», – рассказывает Токтаров.

По его словам, панты уходили за границу «с шумом», так как на мировом рынке эта продукция высоко ценится за экологическую чистоту и лекарственные свойства. «Кроме того, большим спросом пользуются продукты переработки пантов. В том же Китае производится 76 видов таблеток, в состав которых входят разные оленьи части», – приводит пример глава крестьянского хозяйства.

По данным Токтарова, на тот момент схема работы по экспорту была классической для всего рынка мараловодов Казахстана. Как и другие, Катон-Карагайский олений парк при отправке продукта за границу старался сохранить его качество. Для этого производили консервацию молодых оленьих рогов в кипящей воде, высушивали полученное сырье в течение 35–40 дней, и только после этого уже консервированные панты отправлялись за границу. «Получалось так, что за рубеж высылали высококачественный продукт, дающий здоровье и силу, а себе оставляли отходы производства или мелковесные некондиционные панты для выработки пантокрина, который массовым спросом не пользуется», – разводит он руками.

К родным пенатам

В большинстве своем населению Казахстана в использование предлагался водный отвар, оставшийся после консервации пантов. «Принимая пантовые ванны, многие тысячи людей, получивших в течение пяти-семи дней такие процедуры, отмечали выздоровление суставных заболеваний. Уходили симптомы синдрома хронической усталости. Уменьшались простудные заболевания в зимний период», – перечисляет свойства своей продукции Токтаров.

По его словам, популярность пантовых процедур на маральниках росла с каждым годом. Так, если в 1998 году их посетили несколько десятков человек, то к 2000 году – несколько сотен. «Мы задумались: если такой эффект дает использование только отваров, которые, по сути, являются технологическим отходом процесса консервации пантов, то что может дать грамотное использование всех составляющих продукции мараловодства? А это кроме пантов мясо, кровь, сухожилия, внутренние органы», – перечисляет собеседник.

Так появилась идея, как из полуфабриката пантов на месте получать готовую продукцию и экспортировать только ту часть, которая останется после реализации внутри страны. В результате компания наладила выпуск более 15 наименований биологически активных добавок на основе пантокрина для местного рынка. «В их числе разработанные совместно с учеными – специалистами Академии питания РК биологически активные добавки: эликсир «Восточный», бальзам «Катон-Карагайский», фиточай «Катон-Карагай», – рассказывает Нурлан Токтаров.

Расстановка сил

Кроме того, научное подразделение компании совместно с учеными-медиками Национального центра гигиены труда и профпатологии изобрели и утвердили в Министерстве здравоохранения РК методику «Панты и их лечебно-профилактическое использование в профпатологии». Также Катон-Карагайским оленьим парком был разработан и получен патент на оборудование и физиопрепараты для пантопроцедур.

85% рынка приходится на КХ «Катон-Карагайский олений парк»

Компания стала активно расти за счет расширения услуг пантолечения. Так, если сначала процедуры проводились только в летнее время на маральнике в Катон-Карагайском районе, то уже спустя год велась круглогодичная запись клиентов. Спустя еще какое-то время пошло полным ходом строительство пантолечебниц в различных регионах Казахстана.

«Если в 1998 году на эти цели использовалось только 5–6% от общего объема полученных пантов, то сегодня на создание лечебных наборов и услуг мы отводим до 50% выращиваемых оленьих рогов», – приводит он расчет.

Рынок: а воз и ныне там

Но это не значит, что все мараловые хозяйства пошли по этому пути, отмечает собеседник. Сегодня большинство мараловых хозяйств продолжают искать всевозможные пути экспорта высококачественных консервированных пантов.

«Основная доля экспорта пантов сейчас уходит в Республику Корея. Сюда же стекаются панты из России, Новой Зеландии, Канады, Австралии. Панты в сочетании с другими продуктами природного происхождения (травы, плоды растений и т.д.) в различной комбинации используются в профилактических целях разными целевыми группами: старыми и молодыми, здоровыми и больными, мужчинами и женщинами. Однако из-за своей дороговизны продукция доступна лишь людям среднего и высокого достатка», – говорит собеседник. Так, стоимость пантокрина сегодня составляет $180 за кг продукта.

При этом самым крупным игроком на рынке пантового производства по праву считается Новая Зеландия и Канада, утверждает Токтаров. «В отличие от 80-х годов прошлого столетия, когда традиционным поставщиком на мировой рынок был Советский Союз (например, только один Алтайский край производил 10 тонн в год, что превышало 60% от общемировых показателей), сегодня расстановка сил изменилась благодаря бурному развитию мараловодства в Новой Зеландии и Канаде. Это равнинные страны без резких колебаний климата, и животных здесь разводят на огороженных участках с культурно-пастбищным содержанием. Панты таких животных уступают по содержанию биологически ценных веществ, но берут количеством», – поясняет он.

Казахстан же, по данным главы Катон-Карагайского оленьего парка, занимает не более 5% на мировом пантовом рынке.

«Другой причиной невысоких экспортных показателей страны в этом направлении являются затруднения, вызванные сложностью получения сертификации в странах Евросоюза и Юго-Восточной Азии», – поясняет Токтаров.

Препятствий много, но если скинуть со счетов все регуляторные и технические моменты, то главное препятствие – в неосведомленности большинства населения о пользе данной продукции и резком снижении рыночной стоимости, утверждает он.

Проверка на стойкость

Однажды из-за очередного такого ценового скачка компания чуть было не прекратила свое существование. «Это было в период кризиса в Юго-Восточной Азии в начале 1997 года. Нам только исполнилось четыре года, и мы на тот момент существовали за счет того, что производили панты и перепродавали их странам-экспортерам», – вспоминает он.

В тот период, по данным Нурлана Токтарова, цены на панты упали с $650 до $200 за килограмм.

«Мы несли большие потери. Не было средств содержать штат сотрудников, при этом необходимо было поддерживать на высоком уровне питание и содержание маралового и оленьего поголовья. Компания была на грани развала», – констатирует глава крестьянского хозяйства.

Выбора не было – необходима была оптимизация. Сократить расходы на все, что связано с разведением и выращиванием рогатого скота, означало работу в убыток на перспективу, что по определению было недопустимо.

«Тогда на помощь пришли родные и близкие, которые заняли рабочие позиции и выполняли обязанности потерянных сотрудников. Это было время ежедневного кропотливого труда. Порой казалось, что просвета не будет, жили без зарплаты. Так продолжалось, пока рынок не восстановился. Мы перешли на внутренний спрос и наладили собственное производство БАДов», – вспоминает он.

В настоящее же время штат компании, по словам Токтарова, насчитывает свыше сотни профессиональных технологов, производителей, медиков и т.д.

При этом поголовье фирмы сегодня составляет 480 маралов, 1450 пятнистых оленей, 140 лошадей. По информации Управления сельского хозяйства ВКО, крестьянским хозяйством по итогам первого полугодия 2012 года было произведено 1200 кг свежесрезанных пантов.

 

А началось все в далеком 1993 году. Это было время, когда не совсем понятное будущее было не только у сельскохозяйственного сектора, но и у всего производственного направления страны. Именно тогда было закуплено 50 голов маралов и начата работа по расширению данного направления, которое, как показало время, оказалось довольно успешным.

«Я считаю, что бизнес «обречен на успех» при условии, что занятие им доставляет удовольствие. Когда видишь пользу от ведения бизнеса для себя, своего окружения и в первую очередь для тех, кто пользуется результатами твоего труда. Когда слышишь от них слова благодарности. Когда клиенты снова ищут именно твой продукт, при этом интересуясь сравнительной стоимостью твоего товара и других производителей в последнюю очередь», – говорит Нурлан Токтаров.

Новая Зеландия является страной-монополистом по производству оленины и пантов. В настоящее время в стране насчитывается 4 тыс. оленеводческих ферм, на которых содержатся более 2 млн оленей. Ежегодно страна производит около 500 тонн сырых пантов и по объемам производства занимает лидирующие позиции на мировом рынке.

Для сравнения: Российская Федерация ежегодно производит до 50 тонн консервированных пантов. Казахстан – около 5 тонн.

Олень… инновационный

Сейчас, когда наработан опыт ведения бизнеса, есть конкурентоспособная продукция и ежегодные положительные показатели роста (рост числа людей в лечебницах, рост филиалов и т.д.), основной задачей руководителей всех подразделений компании, по словам Токтарова, является поиск инноваций, возможностей их использования и практического внедрения.

В целом, по данным Токтарова, сегодня оснащены специальным оборудованием более 30 отделений пантолечения по всему Казахстану. Наиболее известные из них расположены в санаториях «Ок-Жетпес», «Алаколь», Центральной клинической больнице управделами Президента РК и т.д. Самая удаленная пантолечебница находится в оздоровительном центре «Медикер» в п. Кендерли Мангистауской области.

«Сейчас мы разрабатываем проект, который может привлечь внимание крупных промышленных предприятий, заинтересованных в плановой реабилитации своих работников. Своевременное диагностирование и проведение профилактических оздоровительных мероприятий позволит существенно уменьшить количество профессио­нальных заболеваний. Подобный опыт наработан с НК «Казахстан Темир Жолы», АО «КазМунайГаз», АО «Усть-Каменогорский титано-магниевый комбинат», АО «Имсталькон», – перечисляет он список партнеров.

Кроме того, на стадии разработки находятся новые препараты на основе производимых пантов, расширение филиальной географии, оснащение предприятия новыми технологическими процессами, а также выполнение поставленной задачи – «вернуть панты народу Казахстана». «Это самая животрепещущая тема для нас. Когда мы выдвигаем такой лозунг, нас спрашивают с иронией: «А кто их насильно забирал? – поясняет он. – Мы говорим, что ежегодно только в сезон – летнее время – на маральниках пантовые процедуры принимают свыше 3 тыс. человек, при этом идет ежегодный прирост на 10–15%».

Пантовые и другие оздоровительные процедуры, по словам собеседника, показаны для рабочих тяжелых профессий и людей, проживающих в экологически неблагоприятных условиях. «В Казахстане таких людей насчитывается около миллиона. Следовательно, в перспективе работы и для нас, и для коллег непочатый край», – подсчитывает главный мараловод страны.

Сложившийся у мужской половины населения стереотип, согласно которому лучшим лекарством от всех болезней является 200 граммов горячительного, постепенно отходит в прошлое, утверждает он.

«Я сам ежедневно по несколько раз принимаю по 10–20 г пантокрина. Кроме того, после тяжелого рабочего дня обычно провожу релаксацию по даосским методикам», – рассказывает Нурлан Токтаров.

Фото: Анатолий Устиненко

Возвращайтесь к нам через 4 дня, к публикации готовится материал «Открыт прием заявок на участие в ренкинге TOP KZ RETAIL E-COMMERCE 2022»

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
15140 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить