Вся президентская рать

Young Presidents’ Organization как способ творческого объединения бизнесменов


Daj/Amana Images RF/Fotobank.ru

К сожалению, в Казахстане в те времена не было профессионализации, и большой бум на сырьевом рынке подвинул нас к стадии госкапитализма, после чего…» — Ельдар Абдразаков, глава группы компаний Centras, уже двадцать минут увлеченно рассуждает о кейнсианстве, «бизнесе барахолки» и программируемой экономике. Он говорит негромко, но по-своему завораживающе, то и дело сталкиваясь с необходимостью подобрать нужный перевод того или иного английского термина. Я никогда не присутствовал на заседаниях клуба YPO, но, слушая Абдразакова, легко представить себе их атмосферу. Он  действующий председатель (это выборная должность) казахстанского ответвления YPO — Young Presidents’ Organization, объединяющей по всему миру более 18 тыс. молодых руководителей. 

«Бизнес профессионализируется. Предпринимательство из искусства переходит в стадию науки»

Из всех подобных бизнес-сетей эта — самая крупная. Организация была основана в 1950 году Реем Хикоком в Нью-Йорке и на первых порах состояла из 20 участников. Основные критерии — это возраст (не более 45 лет), объем продаж компании (не менее $10 млн), а также количество подчиненных (не менее 50 человек). Впрочем, по достижении 45-летнего возраста можно автоматически перейти в WPO (World Presidents’ Organization) — все то же самое, но для тех, кто старше. У YPO есть отделения более чем в 100 странах, например в России такое было открыто в 1996 году (одним из инициаторов создания выступал самый популярный бизнесмен времен перестройки Артем Тарасов). Приходят выступать и Уоррен Баффетт, и Джордж Буш, среди  членов клуба  масса влиятельных людей, будь то сенатор-демократ Ллойд Бентсен, дирижер Рой Гудман или главный редактор журнала Forbes Стив Форбс. В компаниях, управляемых членами YPO и WPO, в общей сложности работает почти 20 млн человек. Абдразаков рассказывает: «Идея консолидации бизнесменов витала в воздухе еще с 1990-х годов. Для меня она стала особенно актуальной в последние пять лет. Конечно, бизнес в Казахстане вступает в различные диалоги, но в основном это диалог с правительством, то есть речь, по сути, идет о форме большого лоббирования. Мне же хотелось, чтобы организовалась некая ассоциация, которая, с одной стороны, не была прямо лоббистской, а с другой — давала возможность бизнесменам говорить на общем языке».

Glowimages RF/Fotobank.ru

Идея создания казахстанского YPO принадлежит бизнесмену Нурлану Каппарову. Он услышал от своих турецких друзей о существовании международной организации, которая объединяет руководителей и бизнесменов с хорошим форматом и методологией по взаимодействию. Он и стал первым председателем — в феврале 2010 года. Зачем и кому это нужно? Абдразаков рассказывает: «Основная проблема руководителей — отсутствие жизненного опыта. Это не вопрос нехватки технических или академических знаний, а именно сугубо житейские проблемы — как подбирать людей, на кого надеяться, какие планы реалистичны, какие нет, etc. С кем делиться проблемами? Внутри собственной компании — необъективно. С конкурентами — по меньшей мере странно. Вот и получается, что в семье вроде бы все болеют, но помочь не могут.  Но, как говорится, пока шли в гору, были вместе, дошел до вершины, остался один. Эта проблема одиночества наверху — она присутствует. И YPO предложила новую модель общения. Всем сейчас нравится Facebook, однако прообразы таких социальных сетей существовали давно, например та же YPO, только там куда более сильный образовательный блок. Насчитывается более 500 образовательных программ, рассчитанных как на самих бизнесменов, так и на их жен и детей».

YPO объединяет бизнесменов, компании которых преодолели отметку в $10 млн, иными словами, это люди, вышедшие на системный уровень. И здесь уже недостаточно быть просто предпринимателем и действовать по законам интуитивного управления, нужно быть еще и хорошим менеджером.  В казахстанской организации состоят 12 человек. Внутри действует неписаное правило: войти в нее может только тот, чью кандидатуру одобрили все без исключения участники. Один из казахстанских членов клуба, не пожелавший раскрывать своего имени, признался: «Для меня YPO — это исключительно площадка для общения, которого мне при всей погруженности в бизнес-среду, как ни странно, не хватает. Мы пьем кофе, разговариваем, иногда случаются более продолжительные застолья. А поскольку члены YPO занимаются самым разным бизнесом, то подобное информационное общение оказывается очень ценным». Ельдар поясняет: «В клубе есть свои внутренние правила, выработанные за 60 лет.

Например, существует такая вещь, как форум, — это узкий круг, от семи до десяти человек, где люди делятся своими проблемами. У нас, например, в форуме участвуют восемь человек, некоторые не хотят. Есть три блока проблем — бизнес, семейные и личные. Люди на форуме, конечно, должны быть очень тщательно подобраны — они не должны быть конкурентами и не должны делать бизнес друг с другом. В Казахстане пока только один форум, хотя уже готовится второй модератор, люди тренируются, потому что многое зависит от того, как вы ведете форум.  Легче создать команду и найти соратников, но объединить бизнесменов очень сложно. Они состоялись, они самодостаточны, и, кроме того, никто никого не хочет обидеть. В связи с этим очень трудно установить общие правила. К тому же речь, как правило, идет о сугубо индивидуальных проблемах — очень редко они носят системный характер. В силу воспитания и интересов мало кто из бизнесменов хочет говорить открыто, но при этом друг друга понимают. Осталось только сойтись вместе и выработать правила.

«Прежде чем стать макроэкономистом, стоит побыть в шкуре майкроэкономиста»

Интегрированность человека в общество вообще большая проблема для Казахстана. Бизнесмены замыкаются в себе, они и по натуре одиночки, а к тому же нет мотивации к объединению. А в YPO довольно активно используют психологические факторы. Например, существует принцип Johari window, по которому можно определить, насколько человек знает себя и познан другими людьми. Когда люди знают о себе больше, чем другие о них, то единственная форма преодоления — раскрыться и дать людям понять, кто вы есть на самом деле. Другая крайность — когда люди о вас знают больше, чем вы знаете о себе, таких людей называют слепыми. В конечном итоге задача организации как раз и состоит в том, чтобы помочь раздвинуть границы».

В разных странах отделения YPO выглядят по-разному. Например, на развивающихся рынках в организацию, как правило, вступают члены первых семей, это некий закрытый элитный клуб, у которого есть длинный waiting list. В более развитых западных странах к этому относятся проще. Абдразаков говорит: «В некотором смысле это схема Макдональдса, перенесенная в пространство бизнес-общения, — вот вам полностью отработанные методики и технологии, хотите принимайте, хотите нет, но мы рекомендуем попробовать, классическая модель франчайзинга».

Несмотря на то что в просторечии YPO называют клубом молодых миллионеров, деньги здесь не являются определяющим фактором. Пэт МакНиз в книге «YPO: The first fifty years» пишет: «Сам факт попадания в клуб еще не свидетельствует о богатстве. От миллионных продаж может быть долгий путь до миллионных прибылей».

Абдразаков признается: «Я лично и сам поначалу скептически относился к этой затее, полагая, что ничего содержательного в ней нет. Но потом я понял, что смысл тут в мастерстве, которое приходит с возрастом. Мастерство — это вопрос не столько того, ЧТО вы делаете, сколько того, КАК. И YPO как раз выводит на совершенно другой уровень, она выходит за рамки бизнеса, это своего рода отдушина для предпринимателя. Казахстанский бизнес переживает эволюцию в развитии. Я не раз садился за стол с крупными конкурентами и объяснял им: “Ребята, вы поймите — мы только на 10% конкуренты, а на 90% нам нужно строить этот рынок, определять правила игры, нам нужно объединяться”. И люди потихоньку приходят к этому пониманию. Есть выражение, его приписывают, кажется, Рокфеллеру: “Дружба, построенная на совместном бизнесе, длится дольше, чем бизнес, построенный на дружбе”».

«Основная проблема руководителей — это отсутствие жизненного опыта»

YPO — это некоммерческая организация. Какие-то деньги у нее, разумеется, есть, но непринципиального характера — это ни в коей мере не инвестфонд. Другое дело, что существуют, например, фонды, которые инвестируют только в компании, владельцы которых являются членами YPO. Абдразаков поясняет: «Такое направление действительно есть. Это как с микрокредитованием, то есть должен быть круг поручителей, потому что никто не хочет переводить эту кредитную оценку на уровень, скажем, администрирования, потому что стоимость подобного администрирования будет очень высока, соответственно, ее перелагают на других, в частности на клуб, который готов поручиться своим именем».

Сегодня перед организацией стоит цель дорастить ее численность до 16 человек. «Сейчас мы планируем запустить форум для супруг, — продолжает Ельдар. — Очень большое значение придаем образовательным программам и контактам с бизнесменами из других стран. Мы начали активно общаться с соседними отделениями: в этом году были в Дубае, потом летали в Милан, на прошлой неделе было большое мероприятие YPO в Пекине — три наших представителя там были.  В Казахстане многие бизнесмены боятся и не понимают — кто-то говорит, что мы сайентологи, кто-то боится, что завтра бизнес отберут. Очень много предрассудков. Мы же хотим донести идею, что бизнесмены должны заниматься самоизлечением. Мы провели в сентябре специальную конференцию, где обсуждали проблемы бизнеса. Важно понимать, что сегодня многие проблемы — это не проблемы правительства. Да, мы можем решать какие-то вопросы на макроуровне, однако, мне кажется, прежде чем стать макро­экономистом, стоит сперва побыть в шкуре майкроэкономиста. Огромное количество коммерческих споров не имеют никакого отношения к государству! Они могут решаться на своем уровне. Например, на Западе есть торговая палата, есть номинированные арбитры, которые садятся и решают вопросы по бизнесу. Наша же привычная практика состоит в том, чтобы использовать при любой ситуации свои отношения в судебной системе. Все этим злоупотребляют. При этом очень трудно найти это решение в судах — спор по бизнесу должен быть разрешен по законам бизнеса. Мне кажется, бизнес должен научиться решать свои проблемы изнутри — без братков, без судов. Нужно осознать, что у бизнеса, как  у человека, есть права и свободы. И известная формула насчет того, что свобода человека заканчивается там, где начинается свобода другого человека, она применима и к бизнесу».

Gustoimages/iit Bombay/SPL/Science Photo Library RF/Fotobank.ru

Сейчас структура YPO в мире такова: 40% составляют представители семейного бизнеса, 30% — бизнесмены, преуспевшие в первом поколении, и оставшиеся 30% — это руководители корпораций. В Штатах и европейских странах бьют тревогу из-за того, что средний возраст членов организации растет — очень трудно найти кого-то моложе 35 лет. «Бизнес профессионализируется, — объясняет Абдразаков, — предпринимательство из искусства переходит в стадию науки».

Напоследок я спрашиваю, есть ли у организации хоть какие-нибудь тайные ритуалы. Но оказывается, что всем правит чистая экономика. Абдразаков признается: «У нас была большая проблема с дисциплиной — участники опаздывали на форум. Мы пытались призывать к совести, давить авторитетом — никакого эффекта. А потом стали штрафовать. Первые пятнадцать минут опоздания — $500, еще пятнадцать — можете вообще не заходить, но при этом за каждое пропущенное заседание штраф $1000. Вы не представляете, как повысилась дисциплина!». 

Возвращайтесь к нам через 2 недели, к публикации готовится материал ««Стандарты сервиса ничего не гарантируют»: как эффективно управлять персоналом в общепите»

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
28475 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить