Извлечь уроки

В скором будущем перед нами встанет вопрос: что делать, когда закончится коронавирусный кризис и угаснет импульс, получен-ный от спасательных мер Вашингтона? Чтобы получить на него ответ, следует обратиться к некоторым ключевым урокам, кото-рые преподала нам депрессия 1920–1921 годов.

После Первой мировой войны США испытывали колоссальный инфляционный бум. Однако пузырь лопнул, чему особенно поспособствовало резкое повышение процентных ставок Федеральным резервом. Экономика рухнула, а безработица стреми-тельно выросла до 20%. Как отреагировало федеральное правительство? Джеймс Грант в своем описании событий того време-ни «Забытая депрессия – 1921: крах, устранивший сам себя» рассказывает, что власти поступили полностью вразрез тому, что посоветовали бы современные экономисты. Расходы по сравнению с уровнем военного времени были урезаны, налоги снижены, сняты расплодившиеся нормативные требования, а национализированные предприятия, в первую очередь железные доро-гие и телефонные компании, были возвращены законным владельцам. Доллар не был девальвирован. Экономика быстро вос-становилась. Вскоре уровень безработицы снизился практически до нуля, на пороге были «ревущие 20-е». США вступили в один из самых прогрессивных этапов своей истории.

Реакция на Великую депрессию, грянувшую десятилетием позднее, резко контрастировала с прежним подходом: подскочили расходы и налоги, были приняты многочисленные новые законы, а бизнес буквально потонул в потоке правил и требований, да еще и постоянно находился под давлением надзорных органов. Трудности продолжились, и вплоть до окончания Второй миро-вой ситуация не нормализовалась.

На самом деле вся эта катастрофа была спровоцирована ошибками администрации. В 1929-м новый президент Герберт Гувер захотел сделать что-то для фермеров, находящихся в тяжелом положении, и счел, что увеличение таможенных пошлин на ввоз сельскохозяйственных товаров поможет им. Конгресс в несколько раз поднял пошлины на тысячи импортируемых това-ров. Когда соответствующие законы прошли через Конгресс, фондовый рынок, ориентирующийся на будущие события, начал трещать по швам. После подписания Гувером закона Смута-Хоули о тарифе, другие страны приняли ответные меры, вследствие чего разразилась международная торговая война. Экономики по всему земному шару погрузились в кризис. Преемник Гувера Франклин Рузвельт продавил введение еще большего числа мер. Кризис затягивался.

После войны страх перед очередным витком кризиса заставил многих умолять о введении еще большего числа политик в стиле Гувера и Рузвельта. Но Вашингтон поступил наоборот. Бюджет был безжалостно урезан, подоходный налог для супружеских пар был снижен вдвое, меры контроля военного времени были ослаблены, определенные трудовые законы, принятые в рамках Нового курса, были пересмотрены, а доллар оставался привязанным к золоту. Несмотря на то что миллионы ветеранов вернулись в ряды трудящихся, уровень безработицы был низким.

Мы должны со всем вниманием изучить эти уроки. Должно быть проведено значительное сокращение налогов, а систему прогрессивного налогообложения следует заменить фиксированными налоговыми ставками. Помимо этого, необходимо стаби-лизировать цену доллара, причем сделать это, воспользовавшись мудростью Александра Гамильтона и привязав доллар к золоту. Все положения принятых для борьбы с Covid-19 нормативных актов, которые наносят серьезный ущерб бизнесу, должны утратить свою силу по окончании вспышки. Следует возобновить усилия по облегчению регуляторного бремени.

Как продемонстрировал Нейтан Льюис в своей книге «Волшебная формула», экономики с низкими налогами и устойчивыми валютами преуспевают больше, чем те, у кого их нет. Всегда.

Три детектива, чтобы на время забыть о коронавирусе

«Мальчик из леса», Харлан Кобен

Если вы ищете книгу в жанре мистического триллера, от которой не сможете оторваться до самого конца, обратите внимание на Кобена. Кобен представляет читателям нового персонажа, придумать которого мог только он: Тарзан из Нью-Джерси. За 30 лет до описываемых событий главного героя, Уайлда, нашли ребенком, одиноко живущим в чаще леса. Уайлд не помнит ничего о своем прошлом, и властям не удалось установить, откуда он и почему там оказался. Навыки, приобретенные Уайлдом в детстве, а также во время службы в армии и работы частным детективом, сослужили ему хорошую службу, когда он оказался вовлеченным в дело об исчезновении старшеклассницы-изгоя и ее одноклассника, а также в расследовании давно произошедшего убийства. Второй главный герой романа хорошо знаком поклонникам творчества Кобена – Эстер Кримштейн, умная, уверенная в себе адвокат и ведущая телешоу.

«Сомнительная преданность», Чарлз Тодд

Творческий тандем Кэролайн Тодд и ее сына Чарл­за, издающий свои книги под именем последнего, выпустил лучший на данный момент роман из серии об инспекторе Иене Ратлидже. Стиль гладок и изящен, а сцены прописаны превосходно. Авторы умело восстанавливают депрессивную атмосферу Великобритании после окончания Первой мировой войны, но еще более эффектно они рисуют удивительно живой портрет Ратлиджа. Главного героя, который молча, но при этом серьезно страдает от того, что раньше называли «военным неврозом», преследует инцидент, произошедший с ним во время битвы на Сомме. Его подразделению было приказано в очередной раз попытаться захватить огневую точку, занятую немцами. Все знают, что грядущая атака не оставит никому шансов на выживание, и один капрал открыто отказывается подчиниться приказу. По мере приближения начала атаки Ратлидж решает казнить солдата на месте. Его голос с тех пор преследует Ратлиджа. После войны он возвращается в Скотланд-ярд, понимая, что ему стоит помалкивать о своих страданиях. Инспектора отправляют в небольшую деревню, расположенную в центре огромного каменного круга доисторических времен, чтобы расследовать убийство никому не знакомой женщины. События разворачиваются ошеломительным образом, а развязка потрясает.

«Музей желания», Джонатан Келлерман

Много лет назад выдающийся детский психолог Келлерман оставил практику, чтобы полностью посвятить себя написанию книг. Десятки миллионов экземпляров, проданных по всему миру, свидетельствуют о правильности сделанного выбора. Персонажи Келлермана – психолог Алекс Делавэр и лейтенант полиции Майло Стерджис – это, возможно, самый занимательный дуэт детективов в литературе со времен Шерлока Холмса и доктора Ватсона. Особенно запоминается Стерджис – непрерывно фонтанирующий остротами высокий здоровяк с лишним весом. Когда талантливый следователь сталкивается с непростым делом, где ему мог бы пригодиться нестандартный психологический анализ, он зовет на помощь Делавэра, от лица которого и ведется повествование. В белом лимузине, припаркованном около ненастоящего замка, время от времени арендуемого для проведения вечеринок, обнаружены четыре тела. По меньшей мере трое из них были помещены в машину уже после смерти. Жертвы абсолютно не связаны друг с другом, но размещены в эротических позах. В ходе расследования, зачастую принимающего обескураживающие обороты, происходит еще одно убийство…

Возвращайтесь к нам через 2 недели, к публикации готовится материал «Новый способ работы с фрилансерами: в Казахстане запустили сервис Quick Work»

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4108 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить