Не та бумага

Почему тенговые облигации проигрывают конкуренцию банковским депозитам

ФОТО: © Depositphotos.com/Fotofabrika

«Политика дедолларизации, когда предельная ставка по валютным депозитам была искусственно снижена до 1%, переключила внимание инвесторов на альтернативные инструменты: еврооблигации и облигации, номинированные в долларах, выпущенные банками, которые привлекают депозиты. Оказалось, что доходность по еврооблигациям (на внешних рынках. – Прим. авт.) в несколько раз выше – 5–7% годовых. Произошел одномоментный отток с депозитов на рынок еврооблигаций. Но это больше относится к инвестиционным предпочтениям состоятельных клиентов, которые держали в депозитах внушительные суммы, более $1 млн», – говорит председатель правления «Сентрас Секьюритиз» Талгат Камаров.

Облигации относятся к консервативным инвестициям, их обычно принято сравнивать с депозитами. Экономический смысл обоих инструментов для инвестора одинаков: одолжил на время деньги и получил за это вознаграждение. Отличие – в разном уровне рис­ков. Если сохранность вклада (до определенного объема) гарантируется государством, то облигации не могут похвастать такой опцией и зависят от кредитного качества заемщика. Как правило, облигации корпоративного сектора считаются более рисковыми по сравнению с долгами квазигосударственных компаний или международных финансовых организаций. Займы правительства и центробанка вообще считаются безрисковыми. Разница в рисках, спроецированная в доходности, позволяет инвестору играть на ставках и получать прибыль.

Оценить надежность заемщика можно самостоятельно. Серьезные эмитенты и крупные выпуски облигаций, ориентированные на солидных инвесторов, имеют кредитные рейтинги международных рейтинговых агентств. Отчеты о присвоении, повышении и снижении рейтинга находятся в открытом доступе.

Покупать облигации лучше организованно. Во-первых, для привлечения инвесторов на фондовый рынок правительство обнулило налог на прирост стоимости финансовых инструментов, если сделка проходит в торговой системе KASE. Во-вторых, профессиональный брокер поможет подобрать бумаги «по вкусу», в соответствии с пожеланиями риска и доходности, а в дальнейшем будет информировать об изменениях в компании, облигации которой инвестор приобрел. Польза от брокера и в том, что как ежедневный участник биржевых торгов, он сразу видит предложения о продаже привлекательных выпусков. Например, таковыми считаются короткие облигации – ранее размещенные бумаги, которые доживают свой срок обращения. Они интересны тем, что срок их погашения близок, риски рассматриваются как умеренные и цена растет. В торговый оборот короткие облигации попадают нечасто. Когда какому-нибудь держателю срочно нужны деньги, он сбрасывает облигацию, которая скоро будет погашена.

Покупка облигаций на бирже не требует большого капитала. «Минимальный лот на KASE составляет одну облигацию. Если номинальная стоимость облигации – 1 тенге, то и минимальный лот будет 1 тенге. Лотность в основном варьируется от 1 до 1000 тенге. Привлекательность облигации для розницы зависит от размера лота: чем он больше, тем больше отдача на инвестиции», – объясняет директор департамента управления активами «Казкоммерц Секьюритиз» Нурлан Рахимбаев.

Инвестиции в $2000–3000 в еврооблигации на KASE принесут 3–5% годовых в валюте, поскольку ликвидность на местном рынке ниже, чем на внешних. Альтернативой двухлетним тенговым депозитам могла стать покупка в феврале этого года двухлетних облигаций Kcell с доходностью 11,5%. А также майское размещение двух с половиной летних облигаций ДБ Сбербанк России под 10,47% годовых. В июле квазигосударственная ипотечная организация «Баспана» вывела на рынок годовые облигации под 10,2% годовых.

«Сегодня тенговые облигации показывают доходность в 10–14% годовых, соразмерно ставке по тенговым депозитам. Но к банкам у части инвесторов осторожное отношение, к тому же на них оказывается сильное регуляторное давление. Поэтому инвесторы все больше смотрят в сторону корпоратов – крупных, в том числе национальных, компаний, которые не находятся под внешним регуляторным надзором, к тому же поддерживаемых государством», – отмечает Камаров.

Инвесторов радует, что ставки привлечения для квазигосударственных компаний растут. Ключевые покупатели их долгов – банки (в разрезе основных категорий инвесторов при первичной покупке облигации занимают у них 58%) и институциональные инвесторы – хотят видеть в портфеле более высокий доход. На руку инвесторам играет наступление периода повышенных ставок. Глава Нацбанка Ерболат Досаев, выступая в июле перед правительством, не исключил вероятность ужесточения денежно-кредитной политики до конца 2019 года. Это означает, что Нацбанк на время заморозит снижение базовой ставки, к чему стремится в последнее время и, возможно, приподнимет ее. В свою очередь компании-заемщики приведут свои ставки привлечения денег в соответствие с рынком.

Рост ставок поднимет и доходности госбумаг. В последнее время короткий государственный долг, в том числе ноты Нацбанка, инвесторы раскупают под 9,8% годовых при полном отсутствии риска. Инвестиции подходят для крайне консервативных инвесторов. Однако розничные инвесторы плохо осведомлены о возможностях ГЦБ. Время от времени, в зависимости от ситуации с ликвидностью, на финансовом рынке возникает дискуссия о том, как неплохо было бы привлечь деньги населения для финансирования дефицита бюджета. Не исключено, что в будущем все же выпустят госбумаги для населения, к тому же такой опыт есть. В 2010 году правительство с успехом разместило дебютные годовые облигации номиналом $100 именно для такой категории инвесторов.

Всплеск интереса розницы к госбумагам появится при снижении привлекательности депозитов, полагает Рахимбаев. «Если мы говорим о «физиках», у кого сумма сбережений не превышает 10 млн тенге, гарантированных Казахстанским фондом гарантирования депозитов (КФГД), то им выгоднее держать деньги в депозитах, которые дают больше дохода, чем ГЦБ, и при этом показывают достаточно высокий уровень надежности, – говорит Рахимбаев. – Если говорить про инвесторов, у которых сбережения значительно превышают 10 млн тенге, то, возможно, они будут склоняться в сторону надежности в обмен на более высокую доходность. Это может быть особенно актуально в случае ухудшения ситуации в банковском секторе».

Здесь уместно отметить, что золотой век депозитов с двузначной доходностью никак не хочет отпускать инвестора на фондовый рынок. С этого года КФГД перевел в ручной режим предельную ставку по депозитам: решение по ней принимается ежемесячно. С сентября ставки по тенговым депозитам вновь повышены. Сберегательный депозит без пополнения, связывающий деньги на период двух лет, принесет вкладчику 14,2%, а срочный вклад аналогичных параметров – 11,9%.

Пока доходности по депозитам будут выше доходностей по самым надежным облигациям правительства и квазигосударственных компаний, деньги останутся на депозитах. «Если бы доходность тенговых депозитов была на уровне 5–6%, облигации квазикомпаний просто сметали бы, все «физики» были бы там», – уверен Камаров. Проблема и в том, что эмитенты вообще не таргетируют бумаги на розничных инвесторов, которые им неинтересны. Местный рынок устроен так, что облигации выпускают для объемных институциональных инвесторов. Другой минус для розничного инвестора – повышенные по сравнению с депозитами транзакционные издержки. Вместе с тем стоит ожидать, что передача части пенсионных активов в управление частным компаниям даст импульс рынку облигаций, на котором найдется место для розничных инвесторов, как это происходит на развитых финансовых рынках.

Возвращайтесь к нам через 5 дней, к публикации готовится материал «2021 для бизнеса: год прорыва и трансформации»

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5422 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить