Конь не валялся

Кто заработает на конноспортивной индустрии Казахстана сотни миллионов долларов

Фото: Андрей Лунин

Мировые конезаводчики выглядят небожителями, которые оперируют астрономическими суммами, дающими им невиданные проценты прибыли. К примеру, американский жеребец Whipper был куплен за $5 тыс., а после серии побед был продан за $2 млн. Или другой пример – Thewayyouare был продан за 16 млн евро, притом что за несколько лет до этого владелец выложил за него «всего» 300 тыс. фунтов. Не менее солидными выглядят и призовые фонды ведущих состязаний мира. Например, призовой фонд Dubai World Cup, который прошел
26 марта 2011 года, превысил $26 млн. Насколько конноспортивный бизнес высокодоходен, настолько требует и высоких затрат.

Казахстанские конезаводчики в последнее время ищут и находят новые схемы, при которых хозяйства могут не только выживать, но и приносить какую-никакую прибыль. Ведь без развития сопутствующей инфраструктуры рентабельность хозяйства не превышает 25 %.

Входной билет в клуб элиты казахстанских конезаводчиков начинается с $1 млн в год – столько стоит содержание конюшен на 50 голов, поэтому здесь только те, у кого уже есть свой крепкий бизнес. Это без учета капитальных затрат – покупки земли, строительства, закупки жеребят и т.д. По разным оценкам, в Казахстане около 20 таких хозяйств, приблизительно 100 мелких, шесть крупных частных ипподромов и около 1000 лошадей, которые могут участвовать в различных конноспортивных состязаниях.

Отрасль, которой нет

Несмотря на то что конноспортивная отрасль могла бы приносить многомиллиардные прибыли как государству, так и частникам, ее в Казахстане нет. А то, что есть, – конезаводы, ипподромы, соревнования, не организовано и не может приносить регулярные и серьезные деньги. В этом мнении сходится большинство казахстанских специалистов.

В истории казахов лошадь всегда играла важнейшую роль и была почти в каждой семье. Однако сейчас крупные казахстанские конезаводчики – всего 10–15 человек – это весьма состоятельные люди, которые зачастую содержат целые хозяйства лишь для собственного удовольствия, без прицела на коммерцию. Остальным бизнесменам, которые не видят, как можно монетизировать этот бизнес, он просто не интересен.

Фото: Андрей Лунин

«В нашем хозяйстве 42 лошади, которых обслуживают 60 человек. До 2008 года удавалось продавать жеребят, была небольшая прибыль. В настоящее же время хозяйство дотационное, сопутствующий бизнес покрывает не более половины затрат. Годовые расходы на содержание всего комплекса составляют $700 тыс. – $1 млн, – говорит владелец конезавода «Азем» Кайрат Турлыханов. – Конные заводы весьма затратны, и если есть какая-то прибыль, то она вся идет на развитие самого хозяйства. Для меня хозяйство в первую очередь – это любовь к лошадям; во-вторых – мечта улучшить породу, которая была бы максимально акклиматизирована к Казахстану и могла бы достойно выступать на скачках.

Управляющий того же конезавода Владимир Левадний приводит расчет затрат, которые необходимы только на прокорм лошадей. По его словам, на одну голову в год нужно 2 тонны овса и 3 тонны сена, которые стоят 35 и 20 тенге за килограмм соответственно. В год на 50 голов уходит 6,5 млн тенге. Кроме того, взрослая лошадь за год съедает в среднем 0,8 тонны отрубей, 2 тонны моркови. А еще требуются витаминные комплексы, яблоки, свекольная патока, добавки. За лошадью еще нужно ухаживать и лечить ее.

Говорить о капитальных затратах конезаводчики наотрез отказываются. Тем не менее, по некоторым данным, 5 га земли в зависимости от места может стоить $500 тыс., строительство конюшни обойдется в $700 за кв. м, манежа – $50 за «квад­рат», около $500 за кв. м обойдутся хозпостройки, водозабор идет из артезианских скважин, если хозяйство находится в степи. Вилка затрат на покупку лошадей – от $5 тыс. до нескольких десятков миллионов долларов за голову.

В итоге эти расходы выливаются в колоссальные суммы. Крупные хозяйства как могут оптимизируют затраты, выращивают овес на своих посевных площадях и подумывают, как можно заработать на лошадях.

Малый – не мелкий

Пока большие конезаводы примеряют на себя различные схемы организации сопутствующего бизнеса, при этом оставаясь дотационными, мелкие хозяйства вовсю отстраивают инфраструктуру рядом со своими небольшими конюшнями. Сейчас это тренд, который набирает популярность на росте интереса со стороны казахстанцев к лошади «в миру» и «в спорте». Вокруг конюшен появляются гостиные домики, спортивные, превращая пристанище лошадей в современные развлекательные комплексы.

Мухаммед бен Рашид аль-Мактум инвестировал в развитие индустрии конного спорта $10 млрд

По такому пути пошли владельцы конно-развлекательного комплекса «Тулпар», которые построили вокруг своих конюшен домики класса люкс по уникальному проекту, стилизованные под казахские юрты. Тут же были размещены спортивные площадки, кафе, строится комплекс разных национальных бань, большой бассейн и многое другое. «Мы инвестируем в расширение, с расчетом на то, что через год-два здесь будет полноценный многопрофильный спортивно-развлекательный комплекс на базе наших конюшен. Уже сейчас некоторые арендаторы денников, приезжая покататься на своих лошадях, остаются семьями с ночевкой в юртах, пользуются услугами кафе, – рассказывает заместитель управляющего конно-развлекательного комплекса «Тулпар» Светлана Турбабина. – Укрупнение хозяйств – процесс неизбежный, в этом вопрос выживаемости. Сейчас мы держимся на плаву за счет проката лошадей, аренды денников и тренинга лошадей, в общем бухгалтерия с трудом выходит «в ноль».

История создания «Тулпара» чем-то похожа на истории других небольших хозяйств: все они строились для собственного интереса из любви к лошадям. Потом появлялись лошадки друзей, знакомых – денники приходилось расширять, достраивать. В итоге все разрасталось до таких масштабов, что не сделать из этого бизнес было просто нельзя.

Попутно с развлечениями гостей мягко «подсаживают» на любовь к лошадям, зарабатывая тем самым для себя новую аудиторию. «Приезжают отдыхать к нам, например, 150 человек, из них пять человек начинают заниматься верховой ездой и один может купить лошадь, – раскрывает тайну Светлана. – За день можно 20–30 тыс. тенге заработать на прокате. Продажа лошадей приносит незначительный процент, продаем две-три в год, примерно по $4 тыс.».

Есть в планах менеджмента «Тулпара» открыть мясное производство и запустить ряд других проектов на базе хозяйства, о которых они пока не говорят. Не раскрывают они и суммы инвестиций, однако, по оценке экспертов, затраты на подобный проект могут составить около $2 млн, со сроком окупаемости три-четыре года.

Цена вопроса

Лошадей в Казахстане умеют разводить и устраивать спортивные состязания – выездку, конкур, скачки, а также байгу. Несмотря на это, эксперты убеждены, что до создания в Казахстане конноспортивной отрасли, интегрированной в соответствующие мировые процессы, еще далеко. Для этого нужна помощь государства, которая неизбежно приведет за собой частный капитал.

«Для того чтобы индустрия заработала, необходимы колоссальные инвестиции. Можно обратиться к опыту японцев, которые начали заниматься развитием конного спорта в 1960-е годы. Они вложили в индустрию около $30 млрд. Шейх эмирата Дубай Мухаммед бен Рашид аль-Мактум инвестировал в развитие индустрии конного спорта около $10 млрд. Только один роскошный ипподром Мейдан обошелся ему в $1,25 млрд. Деньги возвращаются за счет туристов», – рассказывает специалист по чистокровным английским лошадям Болат Кожамсеитов.

По его мнению, это высокодоходный бизнес, которому на первоначальном этапе необходима помощь государства, так как у частников таких денег нет. По мнению экспертов, казахстанским властям достаточно выделять $2 млн в год в качестве призовых денег, чтобы дать старт развитию индустрии в Казахстане. Если это произойдет, то около 100 хороших лошадей будут импортированы в Казахстан для участия в скачках. А если по-серьезному заняться, то государству нужно построить ипподромы, организовать тотализатор, учредить призовые деньги и получать с этой индустрии серьезную прибыль в сотни миллионов долларов в год. Это даст старт развитию частного бизнеса: будет вестись работа в селах по выращиванию лошадей, подключатся ветеринары, будут востребованы транспортные услуги, конноспортивные школы и т.д. Как следствие, в индустрию пойдут частные инвестиции, считает Кожамсеитов.

Весь мир зарабатывает на лошадях за счет тотализаторов или букмекерских контор. Для того чтобы тотализатор заработал, нужно, чтобы на ипподроме испытывалось около 500 голов. Сейчас же в Казахстане в год испытывается по 50 голов, и после первой-второй скачки уже определяется очевидный фаворит, и интрига ставок пропадает. Сам ипподром дает только 5 % ставок, основная часть «приходит» извне. Поэтому по Казахстану необходимо создать сеть букмекерских контор, которая принимала бы ставки. За рубежом это давно не в новинку, и крупные мероприятия собирают по несколько сот миллионов долларов в виде ставок со всего мира. «Все сомнения давно развеяны: конноспортивная индустрия – один из лучших институтов инвестирования, который может приносить огромные прибыли. Купив скаковую лошадь за $1,5 тыс., вы можете впоследствии получить прибыль в $3,5 млн (Dunaden). Это только призовые деньги. Скакуна можно продать за несколько миллионов долларов или поставить на случку, по $10 тыс. за «сеанс», – рассказывает тонкости Болат Кожамсеитов.

В том, что государство должно сыграть роль катализатора развития цивилизованной конноспортивной отрасли в Казахстане, соглашаются представители Федерации конноспортивной индустрии. Руководство федерации направило в правительство Казахстана письмо, в котором дается оценка плачевного состояния индустрии и предлагаются варианты решения проблем. Председатель федерации Болатбек Булгакбаев убежден в следующем.

Фото: Андрей Лунин

Во-первых, в стране должно быть построено насколько ипподромов и учебных центров. Они не должны быть приватизированы, иначе потеряется главный смысл спортивного коневодства – доступность ипподромов как для организаторов и участников скачек, так и для болельщиков. Ни один частный инвестор или предприниматель не рискнет построить хороший ипподром с соответствующей инфраструктурой стоимостью более $20 млн, так как нет никаких гарантий окупаемости.

Во-вторых, во всех странах государство дотирует сельское хозяйство, а там, где организованы скачки, выделяет средства для государственных испытаний лошадей на резвость (призовые фонды для скачек). Пожалуй, только в Казахстане скачки и бега не входят в круг интересов и компетенции ни Министерства сельского хозяйства, ни Агентства по физкультуре и спорту, ни Федерации конного спорта.

В-третьих, даже если будут выполнены два предыдущих условия, не стоит сразу ожидать крупномасштабных поступлений в бюджет без изменения законодательства. Так, во Франции со всех ставок на тотализаторе государство сразу забирает 30 процентов денег, часть из которых идет непосредственно в доходную часть бюджета, а другая – на развитие скачек.

В-четвертых, организация аукционов по продаже лошадей также является высокодоходным бизнесом и объектом больших налогов. Но она возможна, если мы станем реальной конноспортивной державой.

Возвращайтесь к нам через 1 неделю, к публикации готовится материал «Новейшее комбинированное решение LG для стирки и сушки белья»

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
13986 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить