Цифровые амбиции

Председатель правления СК Jusan Garant – о том, зачем расширять филиалы в регионах и почему так выгодно иметь диверсифицированный портфель премий

ФОТО: © Андрей Лунин

Страховая компания Jusan Garant по меркам казахстанского рынка довольно молода. В конце июля ей исполнилось 13 лет. По размеру активов и страховых премий это был классический середнячок, у которого к 2016 году обязательное автострахование составляло более половины портфеля. Сегодня у компании широкий набор продуктов с фокусом на добровольное страхование. В пандемийный год Jusan Garant существенно, с 8,2 млрд до 14,2 млрд, нарастила выручку. В июле 2021 года рейтинговое агентство S&P Global Ratings повысило рейтинг компании до ВВ-, прогноз «Стабильный» – близко к группе крупнейших СК. О том, за счет чего им удалось вырасти, Forbes Kazakhstan рассказывает председатель правления СК Jusan Garant Абай Егембердиев.

– В 2020 году Jusan Garant значительно увеличила размер активов и сбор страховых премий. Динамика прироста оказалась даже выше, чем в благоприятном 2019 году. С чем это связано?

– Рост страховых премий мы запланировали несколько лет назад. Мы были средней компанией – находились во второй десятке по размеру активов и собранных премий среди компаний общего страхования. В 2019 году произошла смена акционера, в результате которой была принята новая амбициозная стратегия. В ней мы сделали ставку на быстрый рост и дальнейшую диверсификацию страхового портфеля, на переход к модели универсальной компании. Расширили продуктовую линейку, которая предназначена как физическим, так и юридическим лицам. Стали сотрудничать с зарубежным рынком в качестве перестраховочной компании.

С тех пор мы стремительно развиваемся. Если в 2019 году страховые сборы составляли 5,3–5,4 млрд тенге, то по итогам 2020 года собрали 14,2 млрд и из середины списка переместились на пятую позицию по этому показателю.

Карантин и ограничение деятельности во многих отраслях бизнеса, объявленные в марте прошлого года, стали вызовом для компании. Как и другие финансовые организации в этот период мы перестроили работу: отправили 100% персонала на удаленную работу, отладили дистанционные продажи. Тем более что страховщикам в этом плане было проще. С 2019 года обязательное страхование является онлайн-продуктом. Изначально онлайн вводился для удобства страхователей, но в итоге помог страховщикам подготовиться к более масштабному переходу в диджитал, что способствовало увеличению страховых премий.

Кроме того, в марте прошлого года мы стали наращивать присутствие в регионах. Мы работали там и ранее, но все-таки увеличили активность и стали предоставлять услуги не только в областных центрах, но и во всех значимых населенных пунктах. Широкое присутствие в регионах также помогло расширить клиентскую базу.

– Идея с расширением работы в регионах выглядит необычно. Сейчас, наоборот, компании режут «косты» и уходят в онлайн. Почему вы пришли к такой идее?

– Согласен, большинство компаний нынче сокращает расходы. Здесь вопрос в оптимальной структуре расходов и эффективности бизнес-подразделений компании. Важно понимать, что лидерами по онлайн-продажам товаров или услуг являются мегаполисы – Алматы, Нур-Султан, Шымкент, Караганда, в отличие от регионов, где основная масса населения все еще консервативно настроена и настороженно относится к онлайну. Хотя в ближайшее время в любом случае тенденция переломится, люди будут больше пользоваться интернет-покупками и платежами.

Создание филиальной сети не означает, что мы работаем старыми методами. В совокупности мы покрываем существующие ниши и каналы продаж. Здесь я хочу отметить переход на онлайн-страхование сельскохозяйственных рисков. Проект, где мы выступили пионерами. По сути, это тоже региональные риски, но страхование уже происходит на электронных площадках, что упрощает и ускоряет бизнес-процессы наших клиентов.

– В 2020 году по всему рынку хорошо выросло добровольное страхование имущества, хотя в последние годы бизнес старался экономить. В чем причина, почему вырос спрос?

– Добровольное страхование по большей части зависит от развития страховой культуры. Мы видим, что из года в год финансовая грамотность растет. Основной триггер в этом вопросе – платежеспособность населения и бизнеса. Несмотря на то что в кризис, как правило, все экономят, цель страхования заключается в покрытии непредвиденных расходов. Поэтому продукты добровольного страхования имущества так востребованы клиентами. Также мы принимаем в перестрахование риски из других стран, что помогло притоку премий.

– О каких рынках идет речь?

– Это дальнее и ближнее зарубежье. Сотрудничаем с ведущими мировыми перестраховочными компаниями.

– Сыграла ли небольшая емкость местного страхового рынка роль в том, что вы занялись внешним перестрахованием?

– Нет, емкость определяется риск-аппетитом самой страховой компании. Западные рынки страхования имеют длинную историю, большую емкость и технологически продвинуты. Нам интересен международный рынок перестрахования, где можно перенять прогрессивный и положительный опыт. Особенно когда работаешь в перестраховочных пулах с международными компаниями с высокими рейтингами.

– Если вернуться к страховому портфелю, то в чем выгода диверсифицированного портфеля? Насколько сложно конкурировать в главном продукте рынка общего страхования – обязательном автостраховании (ОГПО ВТС)?

– ОГПО ВТС для многих компаний является массовым продуктом ввиду высокого спроса по причине обязательности страхования. Однако для отрасли общего страхования продукт является убыточным. Во многом это объясняется устаревшим автопарком страны, не соответствующими нормам дорогами, высокими ценами на запасные части вкупе с низкими тарифами страхования.

Конечно, сейчас многое делается для снижения рисков возникновения ДТП. Установили систему наблюдения «Сергек»: обилие камер не дает водителю расслабиться и дисциплинирует, заставляя соблюдать скоростной режим и правила дорожного движения. Но продукт сам по себе содержит высокие выплаты и затраты на администрирование, маркетинг, а также на IT-развитие.

ФОТО: © Андрей Лунин

– В личном страховании у компании довольно большой портфель по ДМС. Почему медицинское страхование не выросло во время карантина, ведь многие ожидали чуть ли не взрывного интереса со стороны населения?

– Как вы знаете, с 1 января 2020 года было внедрено обязательное социальное медицинское страхование (ОСМС). И работодатели перечисляют часть зарплатного фонда в фонд ОСМС. Однако список услуг и заболеваний, который покрывает ОСМС, оказался небольшим. К тому же не всегда прикрепленный к клинике человек может своевременно получить медицинскую помощь. Сложно своевременно попасть к специалистам в прикрепленных клиниках из-за больших очередей.

Потребители услуг, убедившись, что ОСМС не закрывает потребности – например, не предусмотрены КТ, МРТ и востребованные на сегодня ПЦР-тесты на COVID-19, – стали возвращаться к продуктам ДМС. Мы считаем, что спрос будет расти. Люди стали внимательнее относиться к своему здоровью. И наряду с этим бизнес, который в пик пандемии простаивал, вновь возвращается к деловой активности.

– Не специализированным по медицине страховщикам хватает клиентов?

– Несмотря на то что ДМС продают многие страховые компании, каждый клиент найдет свою программу страхования. Есть нишевые игроки, как, например, INTERTEACH, Sinoasia B&R и другие, а есть остальной рынок. Для нас важно, что у клиента есть право выбора. Он выбирает, где его квалифицированно обслужат. В этом случае компании с лучшим сервисом выиграют в схватке за клиента.

– У Jusan Garant есть своя клиника?

– У нас нет собственной клиники. И мы не заключаем напрямую договоры с клиниками, а работаем с ассистансами (аssistance, сервисная компания. – Прим. авт.), которые сотрудничают с большим количеством медучреждений.

– Мне кажется, что отсутствие собственной клиники повышает риск контроля за качеством медицинских услуг. Опять же клиники, не входящие в ваш список, могут переманить востребованного специалиста…

– Мы не замыкаемся на одном учреждении или специалистах, а можем предложить любую клинику, любого специалиста. Если, условно говоря, пользующийся спросом у наших клиентов врач перешел в клинику, которая отсутствует в списке наших партнеров, мы инициируем запрос в ассистанс о включении клиники в партнерский список. Появляется дополнительная возможность по сравнению с другими компаниями, ориентированными на собственные клиники. Они стараются больше развивать собственный персонал, собственные возможности, а мы – предлагать лучшее.

– Вы сказали, что по обязательным продуктам рынок стал работать в онлайн еще в 2019 году. Как изменилась за последний год операционная деятельность страховых компаний с точки зрения цифровизации?

– Страховщики начали продавать онлайн обязательные виды страхования с января 2019 года в рамках требований закона, но к автоматизации иных сопутствующих процессов приступили чуть ранее, следуя общей тенденции перехода на цифровизацию. Преимуществ очень много. Снижается влияние человеческого фактора, сокращаются расходы «на бумагу», архивы, администрирование, растет скорость процессов. Кроме того, мы продаем онлайн и добровольные классы страхования. В этом нам помогает экосистема материнского банка. В суперприложении Jusan можно приобрести продукты и услуги всех «мерчей», в том числе компаний, входящих в группу. Онлайн-продажи идут через официальный сайт компании. Еще мы реализуем продукты в различных онлайн-каналах, в том числе через сайты страховых агрегаторов, CPA-сети и др.

Сейчас мы идем к тому, чтобы не только продавать страховые полисы онлайн, но и производить дистанционно выплаты, в первую очередь по ОГПО ВТС. Это амбициозная задача для всего рынка. Для клиентов это удобный сервис. Не надо тратить время на то, чтобы ходить по инстанциям и собирать бумаги для получения возмещения по ДТП. Кроме того, онлайн-выплаты создадут прозрачность для всех субъектов отрасли. Вопрос сейчас обсуждается на площадке АФК с участием Ассоциации страховщиков Казахстана, регулятора, представителей МВД, Государственного кредитного бюро (ГКБ).

– В чем сложность онлайн-выплат? Почему рынок до сих пор бьется над этой темой?

– Существуют законодательные требования, которые обязывают собирать бумажные документы и представлять их в страховом деле клиента. На данный момент планируется изменить нормы законодательства и сделать документо­оборот онлайн. Нам уже доступны судебные решения с QR-кодами. Многие люди пользуются ЭЦП. Эти инструменты необходимо применять для сбора документов из баз данных государственных служб. Документы можно будет предоставлять страховщику через платформу или же его мобильное приложение, можно воспользоваться экосистемой, в которую входит страховщик.

– А остальные процедуры? Например, выезд на место ДТП аварийного комиссара?

– На самом деле выезд аварийного комиссара необязательное условие. Но мы думаем, как сделать процесс максимально цифровым, чтобы клиент не стоял и не ждал представителя страховой компании. В крупном городе в нескольких местах может одновременно произойти страховое событие. А содержание большого штата аварийных комиссаров затратно для компании и нецелесообразно. Поэтому процесс урегулирования страховых событий необходимо перевести в онлайн.

Мы работаем над функционалом, который даст возможность получить объективную картину, например, существуют инструменты, позволяющие установить размер ущерба по фотографии. В идеале процесс должен быть построен таким образом, чтобы в случае, если клиент попадает в ДТП, информация мгновенно шла в систему и вопрос отрабатывался по всем подразделениям. Это существенно сократит время на получение выплаты. Последние несколько лет мы движемся к цифровизации семимильными шагами. И в ближайшее время, я полагаю, использование приложений будет обычным явлением, как, к примеру, покупка продуктов или авиабилетов онлайн.

ФОТО: © Андрей Лунин

– Несколько лет назад страховщики постили в сетях ролик известной зарубежной компании, в котором к месту ДТП прилетал дрон для сбора данных, быстро передавал информацию и в следующем кадре за клиентом приезжала машина, чтобы забрать его домой. Насколько этот сценарий реален для нашего рынка?

– Мы с коллегами обсуждали различные удобные варианты, в том числе вариант с дронами. Дело в том, что, когда вы пользуетесь дронами, надо выполнять определенные стандарты по расстоянию, чтобы сигнал доходил до гаджета. Я не исключаю, что этот вариант будет у нас развиваться. В свое время, например, никто не верил в будущее электромобилей. Сейчас производители при сборке автомобилей начинают встраивать в машину инструменты телеметрии, чтобы собирать данные о водителе. Как он водит машину, насколько его техника и поведение рискованны. Big Data и Data Science бурно развиваются. По всей вероятности, в недалеком будущем все это станет для нас в порядке вещей. Например, «Яндекс Такси» уже использует телеметрию, отслеживая передвижение своих машин и собирая всевозможные данные. В настоящее время Big Data востребованы и в страховом бизнесе.

– Сейчас вы работаете с большими данными?

– Работаем. Наша задача – использовать возможности обработки и обогащения больших данных, а также применения искусственного интеллекта (ИИ). Например, задаешь алгоритм, и в дальнейшем он сам производит оценку риска клиента и андеррайтинг стоимости его страхового полиса. На практике это выглядит следующим образом. Мы получаем из баз данных информацию о клиенте. ИИ рассчитывает стоимость на основе этой информации. Допустим, вы страхуете автомобиль по автокаско. ИИ анализирует ваш опыт вождения, количество нарушений, тарифные коэффициенты предыдущих договоров страхования и т. д. В интерфейс программы вбиваются персональные данные. Затем ИИ проводит андеррайтинг и рассчитывает в течение нескольких секунд ставку страхования, условия и франшизу, предоставляет индивидуальные тарифы и условия.

У нас большие планы на развитие электронных услуг как для физических, так и для юридических лиц. Считаем, что переход на электронные услуги и сервисы позволит развить страхование и сделать его доступнее, проще и понятнее каждому клиенту. 

Возвращайтесь к нам через 2 дня, к публикации готовится материал «2021 для бизнеса: год прорыва и трансформации»

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
581 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить