Вопрос этики

Исламскому финансированию не хватает поддержки, чтобы увеличить свою долю на рынке

Алишер Кожасбаев - председатель правления финансовой компании Al Saqr Finance
ФОТО: Андрей Лунин
Алишер Кожасбаев - председатель правления финансовой компании Al Saqr Finance

Исламские финансы работают в Казахстане не первый год. За это время сформированы и продолжают развиваться инфраструктура рынка, законодательная и регуляторная базы. Данное направление предлагает различные продукты: финансирование МСБ, исламский лизинг, торговое финансирование, коммерческое кредитование, в том числе покупку автомобилей в рассрочку и ипотеку.

Вместе с тем количество местных игроков можно пересчитать по пальцам одной руки. Объем казахстанского рынка невелик, хотя направление активно продвигается усилиями отдельных компаний. Между тем перспектива дальнейшего роста мирового рынка исламского финансирования, составляющего $3,8 трлн, дает локальным игрокам возможность стать частью этого процесса.

Исламские финансы отличаются от классических собственной философией и миссией. Исламский банкинг базируется на партнерских отношениях с клиентом и на разделении с ним рисков, где во главе угла лежит идея финансовой справедливости и учета интересов всех сторон финансовой сделки.

«Сейчас на Западе активно продвигается тема этических финансов, которая на Востоке давно имеет место в виде исламских финансов. Смысл в том, что все стороны финансового процесса разделяют риски, чтобы вместе заработать. Поэтому исламский банк не взимает проценты по ссуде, а участвует в получении прибыли», – рассказывает председатель правления финансовой компании Al Saqr Finance Алишер Кожасбаев.

Оценивая вклад в генерацию прибыли традиционного банка и заемщика, можно заметить, что для сторон этот процесс неравноценен. Получая кредит по коммерческой линии, предприниматель обеспечивает банку твердый залог в виде своего имущества и актива, на который берется заем. Банк может попросить у него личную гарантию. «Для предпринимателя это очень жесткие условия, хотя именно он несет основные риски по взятым у банка средствам», – замечает Кожасбаев.

Когда предприниматель, допустим, открывает магазин, он вносит вклад в развитие ВВП: создает рабочие места, платит налоги. Сам же получает в конце года условные 25% прибыли. Из них 15% отдает банку в виде платы за кредит, оставляя себе 10%. Банк в свою очередь забирает 5%, а оставшиеся 10% передает депозиторам, рассуждает собеседник. У депозитора рисков нет. По закону банк обязан заплатить ему процент, плюс государство гарантирует возврат депозита просто за то, что он держит в банке деньги. Таким образом, получается, что одна сторона прикладывает массу усилий, чтобы заработать 10%, а другая не создает прибавочной стоимости, имея такой же доход. Ислам гласит, что это иждивенчество, отмечает Кожасбаев.

Еще один пример – ипотечный кризис в США 2008–2009 годов. Он был вызван плохим качеством портфеля ипотечных займов, потому что банкиры зарабатывали на их выдаче и обращали слабое внимание на платежеспособность заемщиков. Выданные займы объединялись в пулы и продавались инвесторам. Затем уже сами бумаги, в активе которых лежали кредиты, объединялись в другие инструменты и перепродавались далее. «Это типичная финансовая спекуляция, запрещенная исламом. Все сделки в исламских или этических финансах совершаются только на базе конкретных активов», – подчеркивает Кожасбаев.

По его словам, сегодняшний финансовый мир приходит к пониманию необходимости медленного, но надежного роста. Такой рост возможен в отсутствие спекулятивных сделок, поскольку взрывной рост обеспечивается не здоровым движением вверх, а по большему счету деньгами из воздуха. «Исламские финансы основаны не на спекуляции, поэтому предполагают постепенный и качественный рост. Во главу угла ставится не бизнес-задача, а моральные цели, отношения людей и честное партнерство», – объясняет Кожасбаев.

Гуманная ипотека

Если взять, к примеру, ипотеку – популярный в Казахстане банковский продукт, то согласно нормам шариата сделка, основанная на договоре Иджара, выглядит следующим образом. Финансовая компания или банк покупает клиенту жилье и предоставляет его в аренду с последующим выкупом. В структуре платежа большая часть идет на выкуп жилья, а оставшаяся – на оплату аренды. Из суммы арендных платежей складывается доход финансового института. При этом клиенту известны стоимость актива и сумма арендных платежей.

Сравнение ипотеки в традиционном и исламском банкинге показывает, что они мало чем различаются – до того момента, пока клиент исправно платит по своим обязательствам. Различия состоят в подходе к клиенту, если у него начинаются проблемы с уплатой ежемесячных платежей. Традиционный банк, после того как клиент допустил просрочку, подключает коллекторов. Если клиент не смог восстановить платежи в течение 90 дней, банк подает в суд. По решению суда клиент объявляется дефолтником, и банк выставляет недвижимость на торги. Но даже после этого клиент остается должником по остатку невыплаченных средств, на которые продолжает начисляться пеня.

В исламской ипотеке кредит и его обязательства существуют только вокруг актива, который клиент приобретает. Если актив вдруг исчезает, обязательства прекращаются. «Если с клиентом что-то случилось и он не может платить, исламский банк не поставит его на дефолт, а постарается узнать причину. Если, скажем, клиент серьезно заболел или потерял работу в карантин, банк попытается поддержать его и обязательно даст полную отсрочку либо приостановит платежи по выкупной части, что значительно снизит нагрузку на заемщика, – поясняет Кожасбаев. – Если клиент все же не может нести обязательства, банк, конечно, выселит его из квартиры, но при этом спишет долг и, мало того, вернет ту часть денег, которую тот успел выплатить в виде выкупной части платежа».

В Al Saqr Finance индивидуально рассматривают ситуацию с просрочкой по кредиту. У клиента могут быть объективные финансовые трудности: когда серьезно заболел или потерял работу. Тогда компания, как правило, идет навстречу и не начисляет пеню. Но если заемщик просто забыл про платеж или, хуже того, промотал деньги и тем самым поставил частные причины впереди обязательств, ему, разумеется, начислят штраф, который по закону исламского банкинга идет исключительно на благотворительность.

По исламской ипотеке банк зарабатывает за счет арендных платежей, уточняет Кожасбаев. Прибыль зависит от качества проекта. Например, финансирование строительства бизнес-центра с современным концептом в деловой части города может принести более высокую доходность, чем финансирование возведения торгового павильона на базаре.

Собеседник подчеркивает: ошибочно думать, что исламское финансирование дороже обычного. Другая ошибка: многие полагают, что исламские финансы – это полная благотворительность. «Нам часто звонят люди, думающие, что мы даем ипотеку в рассрочку на 30 лет бесплатно, взимая платежи лишь для покрытия первоначальной стоимости недвижимости. На самом деле ценообразование диктует рынок и исламские финансы стоят столько же, сколько обычные. Единственное отличие: мы не загоняем человека в кабалу и не будем его преследовать до конца жизни. Плюс, в исламе действительно есть требование по направлению на благо­твори­тельность средств со штрафов», – рассказывает Кожасбаев.

Наравне с рынком

Исламские финансовые компании и банки работают по одним принципам с традиционными. Участие в сделке предваряет оценка бизнес-проекта заемщика. Для этого используются аналогичные инструменты: система риск-менеджмента, кредитный комитет, глубокий анализ. Проверку на соответствие требованиям Шариатского совета проводит служба комплаенса.

Отличие в том, что на каждый проект в исламских финансах стараются смотреть не только со стороны своей прибыли и рисков, но также с позиции предпринимателя. Стараются понять, получится у клиента или нет, оценить потенциал самого человека. Кроме того, все разрабатываемые финансовые продукты должны быть одобрены Шариатским советом. Al Saqr Finance в качестве такового выбрала Shariyah Review Bureau, штаб-квартира которого находится в Бахрейне. Это крупнейшая международная консалтинговая компания, представленная в 15 странах.

Что касается исламской ипотеки, то в Казахстане ее развитие ограничено дефицитом необходимого жилья. В идеале клиент находит квартиру, которую банк покупает на долях с ним. «Соль в том, что исламские финансы со стороны фондирования и со стороны кредитования подразумевают разделение рисков партнеров. Поэтому мы используем систему, в которой застройщики делят с нами риски, а мы в свою очередь делим их с конечным клиентом», – рассказывает Кожас­баев. Застройщик предоставляет Al Saqr Finance квартиры с определенной рассрочкой, которые сдаются конечным клиентам в аренду с последующим выкупом.

«В этой схеме Al Saqr Finance берет на себя больше рисков, так как наша рассрочка перед застройщиком короче, чем клиента перед нами. Условно говоря, мы получает от застройщика рассрочку на четыре-пять лет, а клиенту даем на 10–15 лет. Разница покрывается за счет маржи», – комментирует финансист. В итоге клиент получает долгожданную квартиру, Al Saqr Finance – арендную плату, застройщики повышают продажи и поддерживают развитие этичес­ких финансов.

«Мы готовы работать с любым застройщиком. Есть успешные примеры сотрудничества. Первой нас поддержала компания Global Apartments с проектом YE’S Astana в Нур-Султане», – говорит Кожасбаев.

Оптимальное фондирование – второй проблемный вопрос для развития исламского банкинга. В основе ценообразования лежит высокая базовая ставка. Хотя правительство соглашается с доводами бизнеса, что кредиты в стране дорогие, субсидируя кредиты в приоритетных отраслях. Al Saqr Finance планирует участвовать в программе фонда «Даму» по развитию исламского финансирования и поддержке МСБ, соразработчиком которой является.

Кожасбаев считает, что клиентам исламских финансовых компаний надо дать возможность участвовать в государственных ипотечных программах, таких как «7–20–25», «Баспана-Хит», и других. В этом случае исламские финансовые организации получат деньги по ставкам, аналогичным тем, которые имеют традиционные банки, и смогут профинансировать клиентов с учетом принципов и норм шариата. «Мы могли бы участвовать и в других проектах, где государство покрывает дельту между реальной рыночной стоимостью и стоимостью кредита в банке. К сожалению, бюрократия не реагирует быстро на изменения финансового рынка. Пока идет поддержка на словах», – констатирует собеседник.

Он подчеркивает, что специфика не закрывает исламские продукты для немусульманского населения. Этичность исламского финансирования – хороший повод обратить на него внимание массового потребителя, параллельно усилив конкуренцию на финансовом рынке, в ходе которой, как известно, выигрывает клиент.

Финансист указывает, что одним из приоритетных направлений «Стратегии-2050» является ускоренное развитие финансового сектора. Выступая на церемонии вручения Глобальной премии по исламским финансам (GIFA), Первый Президент РК Нурсултан Назарбаев отметил: «Казахстан является лидером по внедрению исламского финансирования в регионе СНГ и Центральной Азии с 2009 года». Наша страна заняла пятое место по благоприятности условий для исламских инвестиций, согласно рейтингу, который проводится среди членов Организации исламского сотрудничества.

По данным Духовного управления мусульман Казахстана, 76% населения относят себя к верующим мусульманам, из которых 20% – к практикующим. «Получается, что эта часть граждан зачастую фактически лишена доступа к правильным, с точки зрения их веры, финансам и вынуждена идти на сделку с совестью, беря деньги под проценты», – замечает Кожасбаев. К тому же есть множество немусульман, которые рассматривают жизнь через призму этических норм и которым могут быть интересны исламские финансовые продукты. Это огромная ниша рынка, которая почти не занята.

Возвращайтесь к нам через 2 часа, к публикации готовится материал «500 млн тенге от фонда «Халык»: в Казахстане стартовала масштабная акция»

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3837 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить