Солнечное затмение

Автор: Виктор Тейфель
доктор физико-математических наук

Дата 21 сентября 1941 года связана с редким астрономическим событием - полным солнечным затмением

Сегодня мы отмечаем одну из юбилейных дат для казахстанской науки. Ровно 80 лет назад в Казахстане были начаты первые научные астрономические наблюдения.

Астрономия, будучи одной из древнейших наук, отличается от всех других тем, что объекты ее исследований находятся на огромном удалении и недоступны прямому воздействию со стороны экспериментатора. Физик, химик, биолог могут сто и даже тысячу раз проводить один и тот же опыт, чтобы получить наиболее или максимально достоверный результат. Астроном же имеет дело не только с недоступными прямому воздействию, но и с постоянно меняющимися нестационарными небесными телами, будь это планеты, звезды или галактики. Эта специфика астрономических исследований накладывает серьезные ограничения на возможности проникновения в тайны Вселенной. Но, тем не менее, именно благодаря астрономии человечество за некоторыми, увы, исключениями, давно уже не считает Землю плоской с хрустальной небесной сферой и ходящими по ней Солнцу и Луне на фоне неподвижных светящихся точек - звезд. Не будь астрономии, человек никогда бы не задумался о полете за пределы Земли, да и многое другое в мире эволюционировало бы совсем иначе. Поэтому астрономия является неотъемлемой частью современной цивилизации и забота о ее развитии в любой стране представляется необходимой не только со стороны самих ученых, но и со стороны государства.

Дата 21 сентября 1941 года связана с редким астрономическим событием - полным солнечным затмением, в полосу которого, по счастью, попал город Алма-Ата. Полные солнечные затмения всегда были важны для астрономов, так как только в момент полного затмения, когда Луна закрывает весь солнечный диск, можно в течение всего нескольких минут видеть солнечную корону и получить данные о ее форме, структуре и химическом составе. Ради наблюдений такого рода астрономы отправлялись даже в очень дальние экспедиции. И, конечно, Алма-Ата оказалась очень удачным местом.

Почти за год началась подготовка экспедиций, в которых планировали принять участие астрономы ряда обсерваторий Советского Союза. К науке власти относились с уважением и пониманием, на эту работу правительство выделило специальные средства, а руководство всей программой Академия наук СССР возложила на академика Василия Григорьевича Фесенкова.

И вот, в сентябре 41-го, несмотря на то, что уже шла война, астрономы из Москвы, Ленинграда, Одессы приехали в Алма-Ату вместе с необходимым снаряжением, несмотря на все трудности военного времени. Пулковский астрофизик Гавриил Адрианович Тихов привез телескоп с большой фотокамерой и четверной коронограф, позволявший одновременно получать снимки солнечной короны через четыре разных по цвету светофильтра. Другие экспедиции тоже были во всеоружии, и наблюдения затмения прошли очень успешно.

Понятно, что возвращаться назад уже было невозможно, так что экспедиции стали и эвакуацией для ученых, как и для тех работников искусства, да и коллективов целых заводов, вынужденных переехать сюда из ставших опасными родных городов. Надо было как-то обустраиваться на новом месте. Фесенков со своими сотрудниками облюбовал место в предгорьях к югу от города - на Каменском плато. Группу Тихова приютил Владимир Николаевич Бухман, живший на метеорологической станции на южной окраине Алма-Аты. У него была большая оранжерея в виде выкопанной в земле траншеи и возвышавшейся над ней стеклянной крышей. Так удалось пережить годы войны, но астрономам не захотелось покидать такое привлекательное место для проведения исследований небесных тел, каким оказалась Алма-Ата. Идея создания астрономической обсерватории была поддержана как Советом министров КазССР, так и Академией наук СССР, тем более что уже в 1946 году была создана республиканская Академия наук.

Президент АН КазССР Каныш Имантаевич Сатпаев тоже всячески поддерживал и содействовал появлению и развитию новых научных направлений, и вначале был организован Институт физики и астрономии под руководством В.Г.Фесенкова, а на Каменском плато началось строительство Горной астрофизической обсерватории. Впоследствии было принято решение об организации Астрофизического института, для которого на том же Каменском плато было построено здание по проекту известного архитектора академика Щусева, восстанавливавшего разрушенную фашистами Пулковскую обсерваторию и спроектировавшего также здание Академии наук в Алма-Ате.

Не был забыт и Гавриил Адрианович Тихов, как и Фесенков, ставший одним из основателей Академии наук и тоже решивший продолжить свою работу в Алма-Ате. Был выделен участок в районе метеостанции, где была построена башня для Бредихинского астрографа и дом для Тихова, часть которого он отдал под лаборатории для сотрудников, которыми постепенно пополнялся штат нового научного учреждения под названием «сектор астроботаники при президиуме Академии наук КазССР». Об этом уже рассказывалось в моих постах, так что только вспомним, что Тихова серьезно интересовала проблема существования жизни на других небесных телах, в том числе и проблема приспособления растительных организмов к суровым и экстремальным климатическим условиям, например, на Марсе. Поэтому сотрудниками Тихова были биологи, физики, астрономы. Так что часть начинавшейся астрономической науки в Казахстане развивалась и здесь.

Еще раз вспомню Владимира Николаевича Бухмана. Он преподавал астрономию в Женском педагогическом институте и иногда показывал небо студенткам в маленькой конической башне, которую прозвали «Чум». Трубу телескопа длиной более метра он приносил из дома. Но известен он был тем, что самостоятельно создал гелиолечебницу: с помощью огромного изогнутого зеркала, собранного из отдельных небольших фрагментов, солнечный свет концентрировался в горячее пятно. Пациент, сидящий неглиже в будочке, раскачивал раму зеркала так, чтобы это пятно перемещалось по его телу. Считалось, что это помогает при некоторых заболеваниях. Пациентов было много, и впоследствии этим заинтересовались всерьез, так что официально была организована гелиолечебница с врачом и медсестрой, присматривавшими за желающими лечиться концентрированным солнечным светом.

А обсерватория Астрофизического института, официальное открытие которого состоялось в 1950 году, постепенно оснащалась астрономическими инструментами. Начало было положено полученным по репарациям 50-сантиметровым телескопом фирмы «Герц», которому удалось прослужить до нынешних лет, хотя теперь это скорее музейный экспонат. Но на нем сотрудниками института были выполнены очень важные исследования по звездной спектрофотометрии и составлены каталоги абсолютного распределения энергии для тысяч звезд. Кроме нескольких небольших телескопов институт получил первый большой полуметровый менисковый телескоп - детище знаменитого ленинградского конструктора оптики Дмитрия Дмитриевича Максутова. Им была создана принципиально новая модель телескопа со сферическим главным зеркалом вместо более дорогого в изготовлении параболического. Недостатки сферического зеркала компенсируются линзой-мениском, размещенной перед ним. Эта схема сейчас широко используется в зарубежных малых телескопах диаметром до 40 сантиметров, предназначенных для школ и квалифицированных любителей астрономии.

С нашим максутовским телескопом были проведены многие важные наблюдения, в том числе был составлен больший фотографический атлас газово-пылевых туманностей, который был издан Академией наук СССР. Обсерватория пополнилась еще и телескопами для наблюдений Солнца, крайне ценных тогда, когда еще не создавались космические солнечные обсерватории, а следить за происходящими на Солнце процессами уже было необходимо не только просто из научного интереса. Для таких наблюдений была организована и построена в районе Большого Алматинского озера Корональная станция. Там были установлены хромосферный телескоп и внезатменный коронограф Лио, а впоследствии большой отечественный 50-сантиметровый коронограф. В том же районе разместилась и обсерватория Государственного астрономического института им. П.К. Штернберга, которая после развала Союза было национализирована и вошла в ведение Астрофизического института. Г.А.Тиховым был заказан планетный 70-сантиметровый телескоп, который был изготовлен Ленинградским оптикомеханическим объединением (ЛОМО), но получен он был уже после смерти Тихова и тоже установлен на Каменском плато, обеспечив выполнение многих не только планетных исследований, но и наблюдения планетарных туманностей и галактик.

В 1959-1961 годах сотрудники Астрофизического института и сектора астроботаники вели совместно экспедиционные поиски места для большой обсерватории, так как становилось понятно, что Алма-Ата растет, увеличивается то, что в мире называется световым загрязнением, мешающим наблюдениям слабых астрономических объектов. Необходимо было найти место далеко от большого города, с прозрачной и спокойной атмосферой. Работа эта в те времена была непростой. Нужно было установить телескоп в назначенном месте и фотографировать изображение звезды при остановленном часовом механизме, чтобы звезда оставляла свой слегка извилистый дрожащий след на пластинке. Потом наступала длительная процедура измерений таких дрожаний. Чем они меньше, тем лучше качество изображений. Но лишь после длительных поисков такое наиболее благоприятное место удалось найти. Им оказалось Ассы-Тургенское плато в 80 километрах к востоку от Алма-Аты с высотой 2750 метров над уровнем моря. Это плато привлекло внимание тем, что в отличие от других обследованных мест, где по ночам почти всегда дул ветер, здесь дневной ветер стихал с заходом Солнца, и в полном безветрии качество изображений небесных светил становилось настолько четким, что его можно было сравнивать даже с изображениями, получаемыми из космоса.

К этому времени уже был получен 1-метровый телескоп, изготовленный народным предприятием «Карл Цейс» в ГДР. Это было в начале 1970-х. Тогда же в ЛОМО для института был изготовлен полутораметровый телескоп, для которого наш академический ГИПРОНИИ разработал конструкцию высокой башни с куполом на высоте около 20 метров. Саму башню построило предприятие «Казселезащита», и она стала украшением ранее пустовавшего плато. Башню же метрового телескопа, спроектированную в ГИПРОНИИ, строили сотрудники Астрофизического института так называемым хозспособом. И построили здорово, только монтаж телескопа и купола осуществили специалисты из ГДР.

Уже в 1981-м на метровом телескопе начались регулярные наблюдения, которые продолжаются успешно и поныне. Полутораметровый телескоп почти полностью был смонтирован, но события 90-х годов и проблемы с финансированием привели к остановке на многие последующие годы, и башня оставалась как бы памятником прошлому. Только почти через двадцать лет благодаря энтузиастам, решившим все же довести дело до конца, телескоп был введен в строй, а Ассы-Тургенское плато сейчас постепенно заселяется и другими, пока малыми телескопами при не исчезнувшей голубой мечте о телескопе диаметром 3.6 метра, переговоры о котором давно ведутся с бельгийской фирмой. Конечно, все упирается в немалые деньги…

В этом кратком и далеко не исчерпывающем очерке я попробовал изложить историю появления и формирования астрономической науки в нашей республике. Разумеется, дело не только в астрономических инструментах, но и прежде всего в тех, кто в эти 80 лет организовывал и проводил разнообразные научные исследования, создавая новые направления и проекты. Это особая задача – вспомнить всех, кто стоял у самых истоков нашей казахстанской астрономии, заложив фундамент для развития нашей астрономической науки. Но это уже будет другая история…

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
20934 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
01 декабря родились
Алексей Огай
экс-член правления АО «Самрук-Энерго»
Forbes Q&A

Как управлять 280 аптеками, развивать супермаркеты, строить новые рестораны и открывать гостиницы

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить