Сцена vs бизнес: как кубинский хореограф с партнёром открыли в Алматы театр

49958

История проекта Франка Вальдеса и Галины Кирьян

Франк Вальдес и Галина Кирьян
Франк Вальдес и Галина Кирьян
Фото: © Алина Мурзагалиева

Театр-студия «Оркен» на улице Абдуллиных в Алматы - настоящий кладезь творчества. В камерном помещении тут находится театр Interius по соседству с танцевальной студией своего выпускника - хореографа Франка Вальдеса. А летом 2023 года в «Оркене» запустили еще один проект - Teatro89, сооснователями и художественными руководителями которого стали Франк и актриса и креативный продюсер Галина Кирьян.

Открыть новый театр - дело непростое, даже если за плечами есть не одна успешная творческая инициатива. У Галины Кирьян 22 года опыта в театре - как творческого, так и бизнесового. Всё началось с KELT при университете КИМЭП - единственного англоязычного театра в Казахстане, где она выступала в качестве певицы, актрисы и режиссера мюзиклов.

Путь Франка же начался гораздо дальше. Он родился в столице Кубы Гаване, окончил кубинскую народную школу искусств, став профессиональным танцором и хореографом. В 2007 Франк начал преподавать в национальной академии танца на Кубе, а потом в составе творческой труппы оказался в Алматы - и не захотел возвращаться на родину. Вскоре уже в Казахстане он открыл свою Frank Valdes Dance Studio, а в 2015 начал карьеру с театра Interius под руководством Разии Хасановой. Пять лет он был частью коллектива, где получил хорошую базу. Потом случилась танцевальная лаборатория Jolda, где он поставил несколько работ в качестве режиссера. Но в какой-то момент пришло понимание, что нужно идти дальше и начинать что-то делать иначе. Так получился Teatro89 - новый проект, идею которого поддержала студентка уже самого Франка - Галина.

Идея создать свой театр витала еще до появления всех проектов и общей работы в Jolda. Основной упор в новом начинании решили сделать на объединении двух театральных школ - пластической и драматической. Сейчас в формирующемся репертуаре театра три разножанровые постановки. Например, уникальный в своём роде «Последний рыбак» по мотивам Хэмингуэя. Люди воспринимают «Старик и море» как философскую притчу, но театр подходит к материалу через тело. Есть и другая изюминка: Франк рос в пяти минутах ходьбы от тех мест, где мастер писал свои великие тексты.

Франк Вальдес
Франк Вальдес
Фото: © Алина Мурзагалиева

Однако за первые несколько месяцев работы Teatro89 уже ощутил на себе, как непросто живется независимому театру. Франк отмечает, что многое упирается в отсутствие поддержки извне: существовать подобному проекту дорого. Декорации, костюмы, гонорары артистам и создателям, техника, сопровождение - удовольствие недешевое. Театральное сообщество в Алматы маленькое, все друг друга знают и периодически обращаются к коллегам за помощью. Бывает, что артистов просят принести что-то из дома, чтобы не покупать. Для коммерческого успеха нужны гибкость и опыт - как принимать решения, какие есть стратегии, связи.

Если говорить о конкретных цифрах, то бюджет скромного спектакля на камерной сцене начинается от двух миллионов тенге. В более масштабных постановках цифры вырастают до бесконечности. Гарантия окупаемости работы - регулярность показов. Создается определенная структура проекта, которую бессмысленно прогонять лишь единожды, слишком много сил на это уходит.

«Соединение творческой и материальной составляющей - дерзновение и риск. Со стороны может показаться, что некоторые поступки безбашенны», - улыбается Галина. Они не разделяют популярный стереотип о том, что человек должен заниматься либо бизнесом, либо искусством. У Галины большой опыт работы в волонтерском театре. Его невозможно сделать репертуарным. Проекты часто поддерживаются спонсорами или окупаются по билетам, но в них вложен слишком большой человеческий капитал. И если он иссякает, то не получится удержать команду вдолгую. Поэтому Teatro89 сейчас маленькими шагами идет к тому, чтобы закрепиться в перспективе.

Для этого важно не быть «вещью в себе» и уметь подавать себя. Франк и Галина сейчас и занимаются тем, что создают связи с потенциальным и существующим зрителем. Приводят в пример коллег: театру «АRТиШОК» 22 года пришлось работать, чтобы создать узнаваемый бренд и пласт информации о себе. Немало времени должно пройти, чтобы коллектив получил творческую независимость. К тому же часто приходится справляться с чисто бытовыми проблемами, и даже зарекомендовавшему себя театру постоянно нужно объяснять новым соседям по подъезду, что они не «шарашкина контора». Это большая работа.

Франк соглашается, что осведомленность аудитории - уже полдела. «Много лет в Казахстане существует танцевальный коллектив «Самрук», о котором в глобальном смысле знают совсем немногие. Потом появилась танцлаборатория Jolda, театр Il Silenzio, теперь вот мы. То есть у творцов растет потребность создавать. Но отсутствие поддержки значительно усложняет процесс».

Галина Кирьян
Галина Кирьян
Фото: © Алина Мурзагалиева

Тут возникает вопрос о меценатстве. Ребята кивают - да, был опыт, когда люди приходили и говорили: нам нравится, что у вас происходит, и мы хотим вам помочь. Словом, делом, тиыном - неважно, это все взаимосвязано и строится по принципу «кто-то поможет тебе, а ты подаришь что-то третьему и так далее».

Подобное актуально не только для Казахстана: рынок по-своему своеобразен в каждой стране. Система меценатства у нас пока только закладывается, что естественно, так как процесс долгий. «Мы умеем брать ответственность и делать что-то, рассчитывая только на себя», - добавляет Галина. Но всегда появляются люди - знакомые, компании, отдельно взятые чиновники - которые понимают, что такое искусство и напитываются от него. Любая организация - это люди, и часто все зависит от мировоззрения одного конкретного человека. Государству также важно участвовать в судьбе культуры, привлекать компании, которые понимают, зачем его развивать. Это взаимовыгодный процесс. Казалось бы - а что будет иметь бизнес от вложения в творчество? Но обычно образуется тандем между творцами и спонсорами, запускаются креативные процессы внутри компаний и появляется финансовая устойчивость в искусстве. Даже если человек в финансовой сфере, он никогда не отделен от творческого процесса.

На спектакле «Шаш»
На спектакле «Шаш»
Фото: © Дмитрий Поваляев

В Казахстане не настолько большое население, чтобы был бешеный спрос на культуру, как это может быть в других странах. Аудиторию нужно наращивать. Но Галина с Франком подчеркивают - спрос есть. Это заметно, когда приходишь в гости к коллегам и видишь, что людей в зале достаточно. Нет ощущения, что никому это не надо. Плюс у каждого театра есть свои преданные поклонники.

Но есть и общие проблемы. У большинства независимых коллективов в стране одна боль - отсутствие своего пространства. Чаще всего всё упирается в деньги: не каждая команда готова платить от 800 тысяч до 1 миллиона тенге в месяц за аренду площадки. Пока у частных театров не появится своего места, качество продукта будет хромать. Приходится находить площадки, где можно хоть как-то репетировать, но они не всегда отвечают требованиям. В итоге коллектив из двадцати человек ютится в крошечном зале и «ходит по головам» зрителей в первом ряду. «Сейчас мы видим, как инвесторы создают общие для нескольких коллективов площадки - например, в общепите под одной крышей могут работать несколько ресторанов. Так почему бы не создать то же самое для театра?» - предлагает Франк. Тогда небольшие коллективы могли бы объединиться в одном пространстве.

На спектакле «Шаш»
На спектакле «Шаш»
Фото: © Дмитрий Поваляев

Галина подтверждает: в мире есть примеры, когда коллективные перформативные площадки облегчали жизнь артистам, расширяя аудиторию. Ребята не берутся говорить за весь Казахстан, но те, кто живет в Алматы, понимают, насколько этот город всегда был гостеприимен к искусству - все же культурная столица. Начиная от кинематографистов, которых эвакуировали во время Второй мировой войны, и заканчивая contemporary art. А сейчас есть еще и фактическая столица Астана, так что потенциал для развития огромный.

Уже 15 лет Франк наблюдает за сферой искусства в Казахстане и уверен, что дальше будет только лучше - особенно если государство обратит внимание на эту область. Ему есть по чему судить: в родной Кубе тоже все несладко. Однако новое поколение, несмотря на сильнейший экономический кризис в стране, творит невероятные вещи. Бурно развивается драматическая форма, современный танец. Это уже совсем не та Куба, откуда он уезжал.

На спектакле «Последний рыбак»
На спектакле «Последний рыбак»
Фото: © Дмитрий Поваляев

Артист отмечает, что и в Казахстане ситуация с искусством изменилась в лучшую сторону за последние годы. Появились молодые коллективы со своим взглядом, но при этом с уважением к традициям. Хотя Франк сам уже стал таким. Например, казахстанская художница Лилия Махат, создавшая инсталляцию «Мамин платок», после спектакля «Лейла» подошла к нему с восторгом: «Вы такие молодые, а делаете вещи, которых до вас никто не делал». Объединить дух кубинской свободы и покорность восточной женщины - дело и впрямь не из легких.

Но не все проекты зритель принимает слёту. Галина понимает - это нормальный процесс, но когда что-то совсем не выстреливает, лучшее решение - оставить эту работу и двигаться дальше. Бывает и так, что какая-то постановка совершенно коммерческая, но показывать ее не хочется».

«Меняются поколения - это естественный процесс, - говорит Франк. - И у каждого поколения есть свои паттерны, своя закалка. Кому-то по душе классическая форма, кто-то более открыт новизне. Не все готовы принять что-то непонятное - но это нормально и такие моменты должны присутствовать. Когда ты приходишь и не понимаешь, что ты только что увидел, включается рефлексия. Ты продолжаешь крутить увиденное в голове. А вдруг захочется пойти еще раз, чтобы понять? Или как раз понять, что это совсем не твое».

На спектакле «Последний рыбак»
На спектакле «Последний рыбак»
Фото: © Дмитрий Поваляев

Галина обращается к примеру Наталии Сац, чьи новаторские идеи в свое время казались дикими. Ей говорили, что во время войны не время делать театр, она отвечала - а когда будет время?! Бывает, что после спектакля приходят зрители с претензиями - я, мол, денег заплатил, а у вас тут такое! Галина уверяет: главное - отвечать терпимо и приветливо. Чтобы люди понимали, что даже если они натолкнулись на какой-то неприятный для них контекст, их всё равно здесь ждут как дома. К зрителю нужно стучаться, ему надо предлагать и не ждать, что он сам все переварит. При этом важно не ударяться в крайности: не наступать аудитории на горло, но и не уповать на авось - придут или не придут, какая разница… Часто даже у профессионалов возникает синдром самозванца.

Поэтому важно допускать и чужой взгляд. Для Teatro89 это нормальная практика. Так было с казахстанско-американским режиссером Татьяной Ким в постановке «Шаш». Сейчас готовится «Последний рыбак» при участии хореографа-постановщика Тимура Загидуллина. Создается авторская музыка, будут использоваться звуки голосов, но это не вокал в привычном представлении. Выступать будут профессиональные артисты смешанных жанров, имеющие опыт работы в казахстанских и российских театрах. Франк и Галина честны: иногда присутствие другого постановщика приводит к конфликтам, но в этом и заключается развитие.

На спектакле «Последний рыбак»
На спектакле «Последний рыбак»
Фото: © Дмитрий Поваляев

К тому же в театре сейчас нет постоянной труппы. Для основателей это про поиск стабильности. Когда ты как финансовый руководитель понимаешь, что не можешь дать людям развитие, приходится искать новых людей. Хочется подарить артистам возможность идти вперед. Франк опирается здесь на свой опыт в Interius - там считали, что художник не может быть голодным. Нельзя играть правдиво, будучи на нуле.

С Interius Teatro89 буквально живет бок о бок. Сейчас «Оркен» дает стабильную репетиционную базу, но коллектив готов найти новое, более функциональное пространство. А то и создать его: театр горит идеей заручиться поддержкой коллег и открыть культурный хаб, доступный для независимых представителей культуры. Конкуренции можно не бояться - слишком уникальный у каждого творческий почерк. Все упомянутые ранее проекты - KELT, Jolda, Frank Valdes Dance School - заточены на то, чтобы создавать свои сообщества, и Teatro89 идёт той же дорогой.

Галина называет Франка четким организатором и дисциплинированным человеком, который создал свою школу и запускал там все эти процессы - а куда в таком случае деться от бизнесовой составляющей? Нарастить сообщество, проявлять инициативы, в которых люди бы находили отдушину - всё всегда взаимосвязано. Так и выстраивается поддержка как друзей, так и компаний, готовых стать инвесторами.

Франк отмечает, что в плане открытия театра ему очень повезло. Были опыт, площадка, уже сбитая команда артистов - и единомышленник, взявший идею под крыло. Галина поддерживает: даже если есть только голый энтузиазм, то можно начинать и с него, главное - найти соратников. Ведь так здорово отыскать человека, с которым и в огонь, и в воду, и в независимый театр.

Возвращайтесь к нам через 3 недели, к публикации готовится материал «Реформы - на благо медицины»

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Forbes Video

Кризис логистики в Казахстане

Смотреть на Youtube

Dream Team House переезжает в Казахстан?

Смотреть на Youtube

Досым Сатпаев: продукты системы Назарбаева

Смотреть на Youtube

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить