Данияр Ашимбаев: С казахами халифат не построишь

Казахстанский политолог – о ситуации в Афганистане, возможных угрозах радикальных течений для Казахстана и августовском путче 1991 года

Данияр Ашимбаев
ФОТО: © facebook.com/adaniyar
Данияр Ашимбаев

Бизнесмен и издатель Forbes в Казахстане и Грузии Арманжан Байтасов подготовил новый выпуск для своего YouTube-канала Baitassov Live. В студии в гостях у ведущего побывал известный политолог Данияр Ашимбаев. Эксперт дал оценку событиям в Афганистане и тому, как эта ситуация может отразиться на Казахстане, а также вспомнил о событиях августа 1991 года, когда произошел путч ГКЧП.

На вопрос ведущего о том, почему движение «Талибан» (запрещено в Казахстане) так стремительно захватило Кабул и в рекордные сроки практически полностью взяло под контроль страну, политолог ответил, что здесь можно провести некие аналогии с тем, как в Казахстане реализуют разные госпрограммы.

– Такая быстрая победа «Талибана» в большей степени связана не с его силой, а с рекордным развалом афганского правительства и слабостью силовиков. Талибы еще не успели подойти к столице, как город уже был сдан. Американцы строили афганскую армию по образцу казахстанских государственных программ – много денег, мало контроля и мотивации. Как только финансирование закончилось, все разошлись. Афганская армия держалась только из-за американцев, – считает Данияр Ашимбаев.

Он также оценил возможность насаждения в Казахстане радикальных религиозных течений. По мнению эксперта, в стране вероятность прихода к власти группировки с экстремистскими взглядами крайне мала.

– Мы знаем, что у нас в стране было несколько терактов, связанных с радикальным исламом, но в большей степени эти акции были спонтанными. Можно вспомнить события пятилетней давности в Актобе (в июне 2016 года группа террористов устроила нападения на оружейные магазины, а затем совершила налет на воинскую часть – F). Как выяснилось, эта операция экстремистами не планировалась долгое время, решение было принято буквально за неделю до этого. Такие вещи вообще сложно отслеживать. КНБ эффективно справляется с организованными движениями. Комитет владеет информацией о том, что происходит внутри таких групп: откуда идет финансирование, кто в них борется за власть, чего они хотят и так далее.

При этом в Казахстане немало молодежи, для которой важны религиозные ценности.

– Вопрос в том, насколько они готовы с оружием в руках бороться за них, – продолжил собеседник. – На мой взгляд, таких людей у нас немного. Специфика нашей страны заключается в том, что у нас достаточно сильная коррумпированность и пассивное население, а эти факторы учитываются лидерами мирового терроризма. Во время войны в Чечне к нам спокойно приезжали боевики, которые здесь меняли документы, отдыхали, лечились и возвращались обратно. И никто не пытался у нас создать радикальные движения, филиалы. Потому что было понятно, что с казахами халифат не построишь. Они будут руководить в нем, но воевать за него не будут. В Таджикистане, Узбекистане население в этом плане будет более активно, но не у нас. Наши люди, возможно, будут готовы поддержать эту идеологию, но в практическом смысле – идти в рядовые бойцы – никто не согласится. К нам поэтому никто и не стремится с созданием крупных группировок. На восстание и большие теракты у нас массово население не поднимешь, а все остальное возможно: закупить документы, оружие, отдохнуть, пересидеть, найти подпольное финансирование или тайные транзитные пути.

Завершая тему Афганистана, политолог отметил, что сейчас прямой угрозы для Казахстана из-за прихода к власти талибов нет. Но, безусловно, этот фактор увеличивает напряженность во всем Центрально-Азиатском регионе. Власти приграничных с Афганистаном государств будут стараться укрепить свои границы, более активно отслеживать транзитные маршруты и внимательнее относиться к личностям беженцев, чтобы через границы не просочились активные боевики, террористы, потенциальные лидеры подпольных движений.

ФОТО: © instagram.com/armanzhan/

Арманжан Байтасов попросил гостя дать оценку событиям 30-летней давности, когда с 18 по 21 августа 1991 года в СССР действовал самопровозглашенный орган власти «Государственный комитет по чрезвычайному положению» (ГКЧП). Его лидеры стремились совершить переворот, отстранить от власти президента Михаила Горбачева и также были против подписания нового союзного договора и преобразования СССР в конфедеративный Союз Суверенных Государств (ССГ), куда планировали войти только 9 из 15 союзных республик.

Эти события – создание ГКЧП, попытка госпереворота – стали спусковым крючком для развала СССР. Но если бы не было этой попытки, были ли шансы на то, чтобы сохранить контуры страны хотя бы на базе этого нового конфедеративного союза? – задал вопрос ведущий.

– Я думаю, что шансов уже не было. Руководство бывших братских республик уже почувствовало вкус власти, самостоятельности, все поняли, что можно жить дальше самим. Элиты не стремились к сохранению союза. Нужно отметить, что процесс развода шел давно. Например, в Казахстане в октябре 1990 года была принята Декларация о суверенитете, на основании которой органы прокуратуры перешли в республиканскую юрисдикцию. Нам стали передаваться предприятия союзного значения – нефть, газ, транспорт... Шел активный процесс обеспечения суверенитета республики над экономической и силовой инфраструктурой. Шли активные переговоры с «Шевроном» о создании совместного предприятия, приглашалась в Казахстан французская компания Elf.

Развал был облегчен и тем, что и союзное руководство предельно растеряло свой авторитет, социально-экономическую базу, спецслужбы были дезориентированы тем, что их активно «сливали». И несмотря на то, что население СССР было против развала, поскольку в феврале того же, 1991-го, прошел референдум, на котором большинство граждан выступило за сохранение СССР, развал оказался реальным из-за этих факторов: союзные руководители стремились к самостоятельности, а лидеры СССР, в частности, Горбачев и его окружение, невероятно подорвали свой авторитет и оказались неспособными сохранить государство. Если хотя бы за год до путча Горбачева сменили на более вменяемого человека, то, возможно, ситуацию можно было бы перезапустить или обеспечить более цивилизованный развод. Хотя на фоне ситуации с Югославией у нас распад был и так предельно цивилизованным. Все устали от истории под названием «перестройка», – добавил Данияр Ашимбаев.

Об этом и многом другом смотрите на YouTube-канале Baitassov Live

Возвращайтесь к нам через 3 недели, к публикации готовится материал «Roche Diagnostics: Как снизить смертность от рака и уменьшить бюджетные расходы»

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
20147 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Forbes Q&A: Как управлять 280 аптеками, развивать супермаркеты, строить новые рестораны и открывать гостиницы Смотреть на Youtube