Жанна Кан и Салима Сарсенова: искусство как инвестиция

88755

С чего начать коллекцию и как стать патроном

Жанна Кан
ФОТО: © Мария Попова

В нашем обществе сложился стереотип, что арт-рынок – это некая вещь в себе. Предметы искусства выставляют в музеях, приобретают для частных коллекций, но на жизнь страны в целом они по большому счету не влияют. Между тем это не так. И связь между арт-рынком и местом страны на мировой арене гораздо глубже. О том, как происходящее на арт-рынке страны влияет на ее благосостояние, политику и общий имидж, нам рассказали коллекционеры и патроны Центра современной культуры «Целинный» Жанна Кан и Салима Сарсенова.

Арт-рынок имеет очень длительную историю. Торговля предметами искусства велась уже во времена Древнего Египта. С тех пор он изменялся, развивался, рос, становился более упорядоченным. Однако за все это время один фактор остался неизменным – существование арт-рынка всегда зависело от коллекционеров и меценатов. Исторически они играли и продолжают играть ключевую роль в формировании арт-рынка.

Говоря об этом, Жанна Кан предлагает вспомнить такие имена меценатов, как Щукины и братья Морозовы, Элизабет Гарднер, Савва Мамонтов. Каждый из них, как, впрочем, и многие другие меценаты, открыл миру плеяды известнейших сегодня имен.

Причем по большому счету коллекционеры и патроны – это чаще всего одни и те же люди. Именно они взаимодействуют с художниками, галереями, аукционными домами и музеями. Причем многие коллекционеры не только оказывают финансовую поддержку художникам, когда покупают их работы, но и дают возможность разместить их работы в музейных коллекциях или других публичных пространствах.

«Хороший патрон – всегда коллекционер, и наоборот. Коллекционер – это человек, который, помимо того, что разбирается в искусстве, как правило, поддерживает художника. Но не всегда. А патрон, возможно, не всегда является коллекционером, но материально, морально, а порой и нужными связями всегда поддерживает художников», – объясняет Жанна Кан.

По мнению Салимы Сарсеновой, несмотря на то что коллекционеры и меценаты – это важная часть арт-рынка, в центре этой экосистемы всегда находится художник и его искусство. И хороший коллекционер или патрон должен понимать, что искусство – это не его личное развлечение, а всеобщее богатство, которым он должен делиться, несмотря на то что оно находится в его руках.

К слову, как ни парадоксально, последнее идет на пользу и самому коллекционеру. Особенно если он рассматривает предметы искусства как инвестиции.

Причем законы на арт-рынке примерно те же самые, что и на любой фондовой бирже. Есть молодые художники. Это стартап, вложение в который не требует большого бюджета, а в случае удачи может принести большие дивиденды. Но это и большой риск. И есть признанные мастера. Это «голубые фишки». Однозначно надежное приобретение. Но и больших дивидендов от него ждать не стоит. Цена на такие полотна обычно быстро не растет.

Впрочем, как и на бирже, можно выбрать золотую середину. Уже состоявшегося и успешного художника, но не из верхушки топа. И, как отмечает Жанна Кан, в Казахстане есть из чего выбрать: «У нас есть художники, работы которых уже сейчас очень востребованы. Это Елена и Виктор Воробьевы, Сауле Сулейменов, Асхат Ахмедьяров, ребята из «Кызыл Трактора». Есть классика – Кастеев, Шарденев, Сидоркин, Калмыков. Их работы тоже представлены на рынке. Но мы выступаем за то, чтобы продвигать молодых художников, дать им возможность вырасти и достойно представлять Казахстан на мировом уровне».

Выбирая работы молодых мастеров, Салима Сарсенова напоминает, что единой формулы нет, но советует обратить внимание на резюме художника. Образование и групповые и персональные выставки, в которых он принимал участие. Немалое значение имеет репутация галереи, которая его представляет, коллекции, в которых есть его работы, участие в арт-резиденциях. Все это показывает вовлеченность художника в экосистему арт-рынка.

Салима Сарсенова
Салима Сарсенова
ФОТО: © Гаухар Омар

Жанна Кан же советует положиться на мнение опытного арт-дилера: «Это своего рода лотерея. И чем лучше ты разбираешься в искусстве, чем лучше твой дилер, куратор или галерист, тем выше вероятность, что ты приобретешь правильное произведение искусства, которое в будущем принесет большие дивиденды».

Еще один путь – просто покупать то, к чему лежит душа. Тогда вне зависимости от динамики рынка коллекция будет наполнена работами, обладание которыми в любом случае принесет удовольствие.

Во многом благодаря тому, что искусство стало популярным видом инвестиций, мировой арт-рынок продолжает стабильно расти. По данным Art Basel, оборот предметов искусства в мире в 2022 году составил $67,8 млрд, что на 3% больше позапрошлогоднего. Иначе говоря, несмотря на любой кризис, арт-объекты остаются востребованы.

Более того, на сегодняшний день искусство перестало быть «вещью в себе». Арт-рынок оказывает значительное влияние на развитие жизни, экономики и даже политики государства в целом. Наличие галерей, музеев, арт-пространств и фестивалей – это все индикатор здоровья нации.

«Во всем мире меценатство поддерживается государством в виде налоговых льгот. Но это не главное. Быть меценатом – это очень благородное и престижное дело. За границей любой уважающий себя бизнесмен является и меценатом тоже. Если вы заметили, у многих крупных компаний есть свои фонды, которые поддерживают современное искусство. Более того, если тебя нет на арт-рынке – ты изгой. И мы тоже идем к этому», – считает Жанна Кан.

К слову, в развитых странах в городской среде арт-объекты можно встретить везде – в аэропортах, торговых центрах, на улицах города, на стенах домов. Это могут быть муралы, граффити, какие-то скульптурные арт-объекты. Их наличие является неким гарантом благополучия и процветания страны. Она становится более интересной для инвесторов и привлекательной для туристов. В качестве наглядных примеров можно привести Дубай и Шарджу, где с каждым годом появляется все больше арт-объектов, а также проходит много значимых арт-мероприятий – выставок, биеннале, форумов, которые привлекают посетителей со всего мира.

А вот Казахстану до этого пока далеко. В нашей стране культура патронажа, меценатства и коллекционирования развита не так сильно. Казахстанский арт-рынок еще плохо сформирован. На нем мало игроков. Недостаточно известных художников, нет ни одной всемирно известной галереи, не проходит никаких значимых арт-форумов или выставок. Однако, по мнению экспертов, причина в том, что казахстанский арт-рынок еще очень молод и у него все впереди.

По мнению Жанны, после того как африканское искусство, которое сейчас в тренде, уйдет в сторону, придет время центральноазиатского направления.

«Но именно не казахстанское, кыргызское или узбекское, а региональное. Поэтому нам надо объединятся и усиливать свои арт-истории», – уверена она.

Салима Сарсенова считает, что необходимо обратить внимание на развитие галерей и музеев, поскольку они играют не менее важную роль в развитии арт-рынка: «Эти пространства дают возможность художникам представить свои работы большой аудитории. Галерея – это в первую очередь коммерческая организация, которая должна зарабатывать деньги. Но хорошая галерея заботится о продвижении своих художников в долгосрочной перспективе, знакомит художников с коллекционерами, кураторами и критиками, помогает размещать свои произведения в частных и музейных коллекциях. Основная функция музея – образовательная. Музей является инструментом формирования общественного мнения. Быть представленным в музее – это быть включенным в историю искусства. В целом для многих людей музеи и галереи – это единственный источник, позволяющий узнать о том, что происходит в мире искусства».

ФОТО: © depositphotos.com/James Mattil

Наконец, у казахстанского искусства есть главное – люди, готовые его продвигать.

«Есть определенные группы, которые поддерживают современное искусство. И благодаря им Казахстан в 2022 году смог появиться на самой главной арт-площадке мира – Венецианской биеннале. И это действительно историческое событие», – считает Жанна Кан.

«Я очень рада видеть, как некоторые из наших коллекционеров предпринимают шаги, чтобы сделать свои коллекции доступными. Искусство – это общественное достояние. И чем больше людей становятся частью этой экосистемы, тем больше польза для общества. Наконец, в последнее время я все чаще вижу, что казахстанские художники представлены на международной арене – музейных выставках, ярмарках, международных биеннале. И это дает еще больше возможностей для развития казахстанских художников и арт-рынка в целом», – отмечает Салима Сарсенова.

Возвращайтесь к нам через 3 недели, к публикации готовится материал «Реформы - на благо медицины»

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Forbes Video

Алексей Ли: как бизнесмены нового поколения развивают Казахстан

Смотреть на Youtube

Бейбит Алибеков: как совмещать luxury-жизнь и активную гражданскую позицию?

Смотреть на Youtube

Что будет с банком Bereke?

Смотреть на Youtube

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить