На правах рекламы

Тимур Турлов: Казахстан – страна возможностей

Freedom Holding Corp. хочет построить первую в мире интегрированную глобальную финансовую экосистему – и начинает с Казахстана

Тимур Турлов
ФОТО: Валерий Аяпов
Тимур Турлов

Freedom Finance Global стала первой центральноазиатской компанией, получившей в Китае свидетельство квалифицированного иностранного инвестора (QFI). Таким образом, финансовый институт теперь может предоставить своим клиентам выход на внутренний рынок Китая для инвестирования.

Еще пять лет назад о Freedom в Казахстане знал лишь узкий круг людей. Сегодня холдинг – один из крупнейших участников на финансовом поле, контролирующий рынок коммерческой ипотеки, стремительно расширяющий свою долю в страховании и инвестициях. Его владелец из российского финансиста превратился в крупного казахстанского бизнесмена, который активно занялся развитием спорта в стране и планирует создать Юношескую футбольную лигу.

Как произошла трансформация компании и как меняется казахстанское общество, какие перспективы открываются перед жителями страны - об этом мы поговорили с Тимуром Турловым. 

Тимур, можно ли сказать, что ваша казахстанская компания стала по-настоящему глобальной с выходом на китайский рынок?

­– Я бы не стал говорить, что мы становимся глобальной компанией, потому что мы давно считаем себя такой. Несколько лет назад мы прошли листинг на NASDAQ, а доступ к американским и европейским бумагам – наша «фишка» с первого дня работы компании. У нас есть растущая клиентская база в европейских странах, включая Германию, Англию, Украину

Но выход в Китай – это, конечно, прорыв. Капитализация фондового рынка Китая составляет $12 трлн и занимает второе место в мире после американского рынка. Это даже больше, чем фондовые рынки Великобритании и Японии, вместе взятые. К тому же сейчас многие китайские компании уходят с рынка США, и прямой доступ к китайским ценным бумагам поможет инвесторам из Казахстана сохранить и расширить набор инструментов. Это открывает дополнительные возможности для казахстанцев.

Кроме того, Китай, пожалуй, единственная страна, показавшая экономический рост в 2020 году, в самый пик пандемии, и мне кажется очевидным тот факт, что за этой экономикой большое будущее.

 Глобализация бизнеса трансформирует бизнес-модель холдинга?

- Безусловно. Мы и так не маленькие, у нас около дюжины направлений работы – от инвестиций до доставки еды, от страховок до продажи билетов. Географически это тринадцать стран. Капитализация компании на конец прошлого года составляла почти $4 млрд. С тех пор по понятным причинам она просела, но не так сильно, как рынок в целом.

С одной стороны, такой широкий набор бизнесов предполагает определенную автономию каждого. Если штаб-квартира или, тем более, я сам будем вмешиваться в операционную деятельность отдельных направлений, заниматься микроменеджментом – все рухнет. Невозможно одному человеку или даже группе топ-менеджеров вникать во все нюансы. Нужна определенная самостоятельность и высокий уровень доверия к командам, входящим в холдинг, и мы считаем, что это и есть главная ценность в нашей системе менеджмента.

С другой стороны, если каждое направление существует само по себе – это просто набор компаний. В нем нет большого смысла. Поэтому мы интегрируем процессы на уровне клиентского опыта. Грубо говоря, к чему мы стремимся: если, например, человек открыл счет в нашем банке или оформил страховой полис – то ему сразу становятся доступны все наши сервисы. Приходя потом к брокеру или покупая билет, ему не надо заполнять лишние бумаги, он сразу может сделать всё, что ему нужно. В этом смысл экосистемы. Человеку становится удобнее, а компания экономит ресурсы и получает добавочную прибыль. Именно так мы сделали нашу цифровую ипотеку. Процессы, которые занимали две недели, мы сократили до нескольких секунд. Я думаю, это очень круто.  

Простой пример: в марте этого года наш банк вошел в реализацию программы ипотечного жилищного кредитования «7-20-25.». Так вот, только за два полных месяца работы мы стали лидерами по принятым заявкам – более 70% от них пришлось на Freedom Bank. В первую очередь, именно благодаря цифровизации наших услуг.

На чей опыт вы ориентировались?

- На ничей и в то же время - многих. С одной стороны, в мире никто такую цифровую ипотеку еще не делал. Так что и мы и Казахстан тут первые. С другой стороны – мы не изобрели ничего нового. По отдельности все процессы уже существовали на рынке, мы просто соединили их вместе. Это нелегко, не всегда все удается, но когда получается – это невероятные возможности. Мы постоянно пытаемся достичь уровня, которого еще никто в мире не достигал.  У нас и у других казахстанских компаний часто это получается.

Приведите пример.

- Это может звучать странно, но Казахстан – уже мировой лидер в цифровых технологиях. По крайней мере, в финансовых. Мы просто привыкли к этому и уже не замечаем. Для нас перевести деньги с карты на карту через смартфон за пару секунд – нормально. Попробуйте сделать то же самое с европейским или американским банком! Да, там есть Revolut – и он воспринимается как чудо. А у нас есть Kaspi Bank, Halyk Bank, Forte Bank, Freedom Bank - и мы все как Revolut. И то же самое в продажах в кредит, в рассрочку, в покупке страховок онлайн. В свою очередь МФЦА в нынешних условиях реально становится макрорегиональным финансовым центром.

При этом работа наших банков и в целом эффективность экономики вызывает много критики.

­- Уровень развития технологий, тем более в отдельно взятой отрасли – это еще не всё, что делает людей счастливыми.

У нас на рынке сейчас сложилась уникальная ситуация. Много незакрытых ниш, устаревших производств, в чем-то архаичных подходов к управлению компаниями. Все это – ниши, где можно расти. Приходи, цифровизируй, оптимизируй, побеждай на рынке. Есть куда двигаться, есть технологии и компетенции, которыми можно овладеть.

Кстати, это поняли большинство бизнесменов, производящих сейчас релокацию бизнеса в Казахстане. Со времен СССР Россия занимала место если не центра принятия решений, то логистического центра. Сейчас из-за санкций это место осталось вакантным. И именно Казахстан - лучшая замена. Причем в довольно долгосрочной перспективе.

Поэтому я считаю, что нынешний Казахстан – страна с огромными возможностями для казахстанцев, для тех, кто хочет ими воспользоваться.

Вы говорите про возможности в бизнесе?

- Прежде всего да, но и про общество в целом. Знаете, трагические события января - в значительной мере вызванные огромной разницей между слоями общества, слабой работой социальных лифтов, даже отсутствием надежды на будущее у определенной части населения, послужили огромным стимулом к исправлению ситуации. Я вижу сейчас те политические и экономические преобразования, что инициирует президент. Это ветер перемен, который принесет нам всем новые возможности и откроет новые ниши.  

Вы из-за этого решили сменить гражданство?

- Я давно привык считать Казахстан своим домом. Еще в 2011 году мы с коллегами начали тут свой бизнес. Тогда же я переехал в Алматы. Во многом нам повезло, что тогда началась пенсионная реформа и на рынке труда высвободилось много прекрасных специалистов, плюс возрастал спрос на новые инвестиционные продукты. Мы сделали на это ставку и не прогадали.

Появились возможности для роста и на внутреннем рынке, и на внешнем. Казахстан относится к не такому уж большому числу государств, которые умеют дружить с разными странами, сохраняя при этом свое собственное достоинство. Эта особенность открывает двери для глобализации казахстанского бизнеса. Например, я инвестировал в проект доставки «Арбуз», и сейчас мой бизнес-партнер Алексей Ли разворачивает бизнес в США. Freedom именно из Казахстана открыл двери в другом направлении – на китайский рынок. И так действуют многие компании.

Не боитесь ли вы, что такая взвешенная нейтральная политика может косвенно подвести Казахстан под вторичные санкции?

– Здесь все просто: надо действовать максимально прозрачно в рамках тех международных проектов, которые регулируются надзорными органами и работают в рамках правил игры, на данный момент определенных мировым сообществом.

Ваш прогноз на будущее оптимистичен?

- Я хочу, чтобы он был оптимистичным. Причем как в отношении государства, так и его жителей. К сожалению, часто такие понятия, как общество и государство, принято разделять, а иногда и противопоставлять, забывая об их прямой связи. В Казахстане же, с учетом всего вышесказанного, сейчас идет процесс взаимопроникновения этих институтов. Без пафоса – но будущее страны это молодежь, в которую надо также инвестировать. И я по мере сил стараюсь участвовать в некоторых подобных проектах. Например, взять тот же спорт, казалось бы, далекий от мира экономики. Но это – развитие человеческого потенциала, и здесь мы начали поддерживать несколько спортивных проектов.

И напоследок: что бы вы порекомендовали нашим читателям как инвестор, как бизнесмен?

– На мой взгляд, сейчас пришло время, когда можно очень выгодно купить целый ряд бумаг. Я в этом году поручил своим коллегам составить определенный портфель из акций 12 компаний, купленных на фондовом рынке США. Так вот, портфель был создан 12 мая этого года, стоил он $100 тыс. На данный момент он демонстрирует прибыль около $30 тыс. и ожидается рост еще на 25%. Поэтому главное - не бояться нового, всегда действуя с твердым расчетом.

Дихан Кудайберген 

Возвращайтесь к нам через 4 недели, к публикации готовится материал «В центре внимания – Катар »

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
32558 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить